admin

Подготовка к ОСАГО. Кыргызстанцы утратили культуру страхования

Оцените эту тему

Recommended Posts

Ð�одгоÑ�овка к Ð�СÐ�Ð�Ð�. Ð�Ñ�Ñ�гÑ�зÑ�Ñ�анÑ�Ñ� Ñ�Ñ�Ñ�аÑ�или кÑ�лÑ�Ñ�Ñ�Ñ�Ñ� Ñ�Ñ�Ñ�аÑ�ованиÑ�

С 7 февраля 2019 года в Кыргызстане введут ОСАГО. Член исполнительного совета Госфиннадзора Нурлан Байбосунов рассказал сегодня на пресс-конференции о важности страхования.

По его словам, многие путают ОСАГО с Каско. ОСАГО — это обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Каско — страхование автомобиля. «Получая полис ОСАГО, водитель застраховывает свою ответственность перед всеми, кто может пострадать от его действий. Это очень нужный закон. В мире единицы стран, где нет ОСАГО. Кыргызстан входит в их число.

Добровольное страхование действует более 20 лет. Однако в КР слабо развиты все виды страхования. «Мы утратили страховую культуру. Хотя процедура проверена временем. Заплатив незначительную сумму, тебе придут на помощь и ты получишь 500 тысяч сомов», — объяснил Нурлан Байбосунов.

Тарифы ОСАГО устанавливает правительство. Страховые компании должны получить лицензию в Госфиннадзоре, чтобы выдавать полисы. Добровольное страхование всегда дороже обязательного.

ИА «24.kg»

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Вы не авторизованы. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста, войдите.
Ответить в тему...

×   Вы вставили отформатированное содержимое.   Удалить форматирование

  Only 75 emoji are allowed.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Загрузка...



  • Сообщения

    • Хвостохранилище «Туюк-Суу» неподалеку от Мин-Куша. Май 2017 года. Фото: Дмитрий Мотинов для Living Asia   Хранилища и захоронения урановых отходов в Джалал-Абадской и Нарынской областях находятся в аварийном состоянии. Если их не реконструировать, может случиться экологическая катастрофа международного масштаба. По оценкам Евросоюза, на рекультивацию нужно как минимум 40 млн евро. Но эту сумму пока не собрали. Город Майлуу-Суу и поселок Шекафтар находятся в Джалал-Абадской области Кыргызстана, а поселок Мин-Куш — в Нарынской. Но их объединяет общая судьба: в советское время они были центрами добычи и переработки урановой руды. В 1950-60-х шахты здесь закрыли — добыча урана оказалась невыгодной. Урановые отходы, выработанные во время производства, закопали в хвостохранилища (специальные хранилища для радиоактивных отходов), а пустые породы — свалили в кучи рядом с шахтами. Со временем радиоактивные отходы дали о себе знать. Люди, проживающие рядом с урановыми объектами, постоянно жалуются на проблемы со здоровьем. Но от распада урановых отходов могут пострадать не только местные жители, но и население Узбекистана и Таджикистана. Объясняем, почему. Чем опасны хвостохранилища? Главная проблема в том, что могильники, возведенные еще в 60-х годах, попросту пришли в негодность — особенно дамбы, которые должны защищать их от проникновения воды. Кроме этого, некоторые из них расположены вблизи населенных пунктов, около рек и на участках, где существует опасность схода оползней и селей. Хвостохранилища и отвалы возле рек — самые опасные. Например, захоронение «Туюк-Суу» находится у одноименной реки вблизи поселка Мин-Куш. Возле реки уже несколько лет сходит оползень. Если он перекроет русло, вода может затопить хвостохранилище и вынести отходы из него в реку Нарын. А она уже разнесет отходы вплоть до территории Аральского моря. Почему советские специалисты решили захоронить урановые отходы возле русла рек, до сих пор непонятно. Директор Центра по госрегулированию и охране окружающей среды Байгабыл Толонгутов предполагает, что причина в госпланах — советские горняки должны были захоронить отходы как можно быстрее и особенно не думали о безопасности. Отчеты, которые могли бы объяснить такое решение, недоступны: после распада СССР архивы вывезли в Москву и засекретили их, говорит замдиректора Агентства по хвостохранилищам при МЧС Асель Сейтказиева.   «Когда мы приняли [урановые] объекты, то не знали конкретно, что там находится, в каком оно состоянии, какая [радиационная] активность. […] Мы приняли [захоронения] с чистого листа и сами начали постепенно их изучать, исследовать», — говорит она. Закрытая урановая шахта неподалеку Мин-Куша. Из нее вытекает вода, которую пьет скот. Май 2017 года. Фото: Дмитрий Мотинов для Living Asia Что нужно сделать, чтобы рекультивировать хвостохранилища? У Кыргызстана есть опыт в реабилитации хвостохранилищ — в Майлуу-Суу. В советское время он был закрытым промышленным городом. Помимо уранового производства, здесь работал электроламповый завод. Но с распадом СССР предприятия в Майлуу-Суу стали закрываться, а урановые отходы — остались. В Майлуу-Суу больше всего хвостохранилищ в Кыргызстане — целых 23 захоронения. Кроме могильников, в городе расположены урановые отвалы и остатки предприятий, в которых превышен радиационный фон. В 2008 году отходы одного из хвостохранилищ угрожали попасть в воду из-за сходившего оползня. Чтобы этого не произошло, их перевезли в более безопасное место, а оползень разгрузили. Эту операцию профинансировал Всемирный банк, она стоила 11 млн евро и продлилась до 2012 года. Но этот проект предотвратил лишь малую часть радиоактивной угрозы, которая нависла над Майлуу-Суу, говорит Сейтказиева. Чтобы город стал абсолютно безопасным для проживания, нужно сделать еще очень многое: эвакуировать оставшиеся хвостохранилища и радиоактивные отвалы, расположенные около рек и домов, демонтировать остатки уранового производства, построить защитные сооружения, законсервировать шахты и обновить водопроводную систему. В прошлом году Майлуу-Суу снова столкнулся с угрозой смыва хвостохранилища: оползень перекрыл течение одноименной реки, и вода чуть не затопила два могильника. «[Мы] привезли технику, и гидропомпами сдвинули [сошедший оползень] — чтобы вода могла пройти», — рассказывает Сейтказиева. Но это не долгосрочное решение, поэтому в 2020 году, по словам Сейтказиевой, должна начаться полная реабилитация хвостохранилищ вокруг Майлуу-Суу. А пока европейские специалисты и сотрудники МЧС изучают состояние урановых объектов, проводят экологические экспертизы и составляют расчеты. По оценке Евросоюза, работы в Майлуу-Суу обойдутся в 30 млн евро. Но в МЧС  журналисту «Клоопа» озвучили другую цифру — там полное оздоровление города оценивают в 50 млн евро. В 2019 году на оползнеопасных участках Майлуу-Суу планируют установку специальных датчиков — они будут следить за состоянием оползней. Аналогичная работа пройдет в Мин-Куше и Шекафтаре. Хвостохранилища в Мин-Куше начнут реабилитировать в 2019 году. Сначала эвакуируют хвостохранилище «Туюк-Суу» — отходы с захоронения перевезут на другой полигон. Этим займется «Росатом», российское госпредприятие.   Потом начнут рекультивацию урановых объектов в Шекафтаре — Сейтказиева говорит, что это случится не раньше 2020 года. Поселок Мин-Куш в мае 2017 года. Фото: Дмитрий Мотинов для Living Asia Как ЕС и ЕАЭС помогают Кыргызстану разобраться с его урановым наследием Кыргызстан не в силах самостоятельно рекультивировать опасные хвостохранилища – на это у правительства нет денег. Поэтому кыргызским властям приходится рассчитывать на финансовую помощь со стороны ЕАЭС и Евросоюза. ЕАЭС уже заканчивает реабилитацию одного из урановых поселков на южном берегу Иссык-Куля — деревни Каджи-Сай. По словам Сейтказиевой, на это потратили около $13,6 млн (около 930 млн сомов) — проект со-финансировали Россия, Казахстан и Таджикистан. Работу в Мин-Куше ЕАЭС и Евросоюз поделили: ЕАЭС займется реабилитацией хвостохранилищ, а Евросоюз — консервацией урановых шахт и ликвидацией перерабатывающего завода. Евросоюз намерен реабилитировать урановые объекты не только в Кыргызстане, но также в Узбекистане и Таджикистане. Для этого Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) в 2016 году открыл Фонд экологической реабилитации в Центральной Азии. В ноябре 2018 года ЕС согласился выделить дополнительные 10 млн евро, которые пойдут на реабилитацию урановых объектов. Свою финансовую помощь также готовы оказать Швейцария, Норвегия, Бельгия и США — но только после того, как это одобрят бюджетные комитеты этих стран. Общую стоимость работ в регионе оценивают в 85 млн евро. По словам менеджера Фонда экологической реабилитации в Кыргызстане Салтаната Асана, около 15 млн, выделенных Евросоюзом, уже потратили на исследования местности и составление сметы будущих работ.  Эмиль Султаналиев kloop.kg
    • Попытка ограбления девушки в Бразилии обернулась для вора жесткими последствиями — жертва оказалась любительницей джиу-джитсу. Просмотр полной статьи
    • Ысык-Көлдүн саламаттык сактоо мекемелеринин Ассоциациясынын президенти Акжолтой Насирдинов башында турган КРдан барган делегация Өзбекстандын Ташкент шаарында өткөн Биринчи Эл аралык инвестициялык форумга катышууда. Бул тууралуу “Кабар” агенттигинин кабарчысы иш-чара өчүп жаткан жерден кабарлады. А.Насирдиновдун айтуусунда, аталган форум Өзбекстандын гана эмес, бардык Борбордук Азиянын туристтик потенциалынын өсүүсүнө позитивдүү таасирин тийгизет. “Тажрыйба көрсөткөндөй көп чет өлкөлүк туристтик компаниялар Борбордук Азияны саякаттоого жана өздөрүнүн кардарларынын эс алуусу үчүн бир регион катары карашат”, - деп белгиледи ал. “Мени Өзбекстанда туризмдин өнүгүүсүнө болгон мамиле таң калтырат. Бул маселе мамлекеттик саясат деңгээлине чейин көтөрүлгөн жана бул жакта туризм өнүктүрүү комитети бар”, - деп кошумчалады Насирдинов. Эскерте кетсек, форумдун максаты – инвестицияларды туризм чөйрөсүнө чакыруу, эл аралык кызматташууну өнүктүрүү жана Өзбекстандын туристтик потенциалын жогорулатуу. Аталган иш-чарага 48 өлкөдөн келген 300дөн ашуун катышуучулар катышууда. Форумдун алкагында 500дөн ашуун инвестдолбоорду тартулоо пландалууда. Ошондой эле иш-чаранын аягында кызматташуу тууралуу бир нече Меморандум жана келишимдерге кол коюу пландалууда. Просмотр полной статьи
    • Голод не тетка, а удар по стабильности страны. Редакция Sputnik Кыргызстан решила выяснить, на сколько стране хватит запасов, если внезапно прекратится поток импортных продуктов, и смогут ли наши фермеры не допустить голода. Столпы государства — это не только большая армия, полная казна и международный авторитет. Важно еще обеспечить себя продуктами питания, пусть в нынешнем глобальном мире вряд ли полностью всеми, но хотя бы основными. Год с небольшим назад были проблемы на границе с Казахстаном. Тогда начались трудности с вывозом товаров, при этом в страну продукция попадала беспрепятственно. В октябре нынешнего года президент РК Нурсултан Назарбаев признал, что дороги в Кыргызстан перекрывались. Редакция Sputnik решила выяснить, сможет ли страна выстоять, если, не дай бог, все соседи закроют границы и к нам не попадет ни грамма импортных продуктов. Основные продукты питания Спору нет, черная икра часто не имеет конкурентов ни по цене, ни по престижу. Но она не является продуктом первой необходимости. В 2010 году было принято постановление правительства по среднефизиологическим нормам потребления. Иначе говоря, сколько в год и каких продуктов должен в среднем есть каждый кыргызстанец. Всего в этом перечне десять основных видов сельхозпродуктов. Импортные продукты По данным Министерства сельского хозяйства, все основные виды продуктов импортируются, причем пять из них значительно (более 10 процентов в объеме внутреннего рынка). Например, около половины хлебопродуктов, больше трети сахара и почти 12 процентов мяса не made in KG. Да и в традиционно сельскохозяйственной стране почти треть фруктов и ягод также привозные. Наибольшая доля импорта приходится на растительное масло — почти 82 процента. Хорошая новость: с каждым годом увеличивается собственное производство сахара, сказали в Минсельхозе. Сможет ли Кыргызстан себя прокормить? Предположим, что границы закрылись. Сколько же нужно по среднефизиологической норме продуктов питания и сможет ли Кыргызстан сам покрыть потребность в продуктах? Из десяти позиций страна сможет полностью обеспечить себя только по трем: овощи и бахчевые (входят в одну позицию), картофель и молоко. По остальным шести иногда даже на половину не удается, например по яйцам. Три важных нюанса Первый со знаком "минус ". В этот объем включена и та часть урожая, которую хотят оставить на зерно. То есть, если, грубо говоря, в этом году съедим всю пшеницу, то в следующем сеять будет нечего. Второй нюанс имеет как плюсы, так и минусы. На деле население потребляет по ряду продуктов меньше нормы, что, конечно, с одной стороны не есть хорошо, а с другой хватит на больший отрезок времени. Еще об одном важном нюансе рассказала президент Ассоциации поставщиков (производителей и дистрибьюторов) Гульнара Ускенбаева. Президент Ассоциации поставщиков Кыргызстана Гульнара Ускенбаева "В среднем наши поставщики завозят месячный запас импортных продуктов питания. Конечно, по одним товарам больше, но усредненный срок — месяц", — рассказала она. А как же закрома родины? Как рассказал заместитель председателя Фонда государственных материальных резервов Рустам Каракулов, в стране два не зависимых друг от друга вида резерва: государственный и мобилизационный. Оба являются неприкосновенным запасом. "Первый резерв — государственный. Используется для проведения интервенций, например, если резко выросли цены на какой-то продукт либо во время ЧС, а также для оказания гуманитарной помощи. В стоимостном выражении он обеспечен материально-товарными ценностями на 98 процентов от норматива, и это очень хороший показатель за последние годы", — сказал Каракулов. Второй фонд — мобилизационный. Он состоит из стратегических, оперативных и войсковых запасов для обеспечения потребностей Вооруженных сил КР. По словам Каракулова, резервы состоят не только из продуктов, но и из других товаров народного потребления, например стройматериалов. Однако, на какой срок их хватит, не уточнил, так как это секретная информация. А как же ГСМ? Значение горюче-смазочных материалов сложно недооценивать. Так, Улан Кулов, который до недавних пор занимал пост исполнительного директора Ассоциации нефтетрейдеров, рассказал, что запасы есть. Исполнительный директор Ассоциации нефтетрейдеров КР Улан Кулов "Хватит их примерно на месяц при привычном уровне потребления. Если же будет ажиотаж, то на меньший срок. По нефтеперерабатывающим заводам КР не могу сказать, насколько они стабильно работают", — сказал Кулов. Объем потребления ГСМ — более 1 миллиона тонн в год. Сколько денег в стране Еще один важный момент — объем инвалюты у Нацбанка. Четыре года назад председатель НБ КР говорил, что в соответствии со стандартами международных финансовых институтов золотовалютных запасов должно хватать на четыре месяца. Но тогда запасов хватит на 6 месяцев критического импорта, даже если ни один доллар не придет в республику. Нынешний объем резерва примерно такой же, как и четыре года назад — почти 2 миллиарда сомов. Одна из немногих агрокультур, которыми Кыргызстан обеспечивает себя полностью, — это картофель. Однако слабая работа Минсельхоза может лишить страну и этого небольшого преимущества. sputnik.kg
    • Через 90 дней, крайний срок – 108 дней, заработает первый комплекс проекта "Безопасный город". "Я уверяю", - заявил депутатам Жогорку Кенеша глава Государственного комитета информационных технологий и связи КР Бактыбек Шаршембиев. Отметим, сегодня в ГУОБДД прошло выездное заседание парламентского комитета по правопорядку, борьбе с преступностью и противодействию коррупции. Шаршембиев заверил, что в завершении этого года будет проведен конкурс на второй комплекс, и до конца 2019-го проект заработает по всей стране. Он также отметил, что в ближайшие полтора месяца на основных перекрестках города будут установлены 38 фото-видео фиксаторов. - То есть техникой не будет охвачен весь город? Значит, в центре будет "Безопасный город", а за пределами – в жилмассивах – останется старая система? Граждане ждут реальных изменений, они не поверят в реальность проекта, - возмутился нардеп Мирлан Жеенчороев. Депутат поинтересовался, сколько уже бюджет государства потратил на реализацию проекта. - 76 млн сомов пошло на создание центра мониторинга и обработки данных. Это только на условия для штата из 75 сотрудников МВД. Еще 56 млн сомов, из которых 36 млн – для "Кыргыз почтасы" или другой компании за рассылку писем. Остальное на материально-техническую базу, - сообщил начальник ГУОБДД Канат Джумагазиев. А что тогда остается финансировать победившей компании "Вега", вопросил Жеенчороев. - Когда мы рассматривали прежние проекты "Безопасного города", в обязанности компании входило строительство административного центра, техническое обеспечение. То есть все расходы покрывал победитель тендера. А сейчас "Вега" выиграла лишь установку фото-видео оборудования на 2,5 млрд сомов?! И проект не окупаем для нас, то есть сейчас стоит лишь срок – 5 лет - расплатиться с "Вегой" за счет штрафов, - отметил парламентарий. Что касается расщепления штрафов, то, по информации ГУОБДД, 20% из всей собранной суммы пойдет в МВД, 5% - ГКНБ за резервное хранение данных, 20% через ГУОБДД той компании, которая займется отправкой и распечаткой писем нарушителям. Депутатам напомнили, что в рамках пилотного проекта с 12 апреля на четырех перекрестках Бишкека были установлены камеры фиксации нарушений ПДД. Так за 7 месяцев выявлены 200 тыс нарушителей на общую сумму штрафов 206 млн сомов. ВБ
    • Глава ГКИТиС заверил, что первый комплекс проекта заработает через 90 дней Посмотреть полностью.
    • Благодаря поддержке доноров сегодня их стало больше на 83 учреждения Посмотреть полностью.
    • Ранее ему был запрещен въезд в РФ из-за нарушения миграционного законодательства Посмотреть полностью.