Оцените эту тему

Recommended Posts

2019-01-12_11-18-38_832486.jpg

Конституцию, президента, депутатов парламента и всю общественность Кыргызстана пытаются обмануть. Такой вывод можно смело сделать из законопроекта, которые лоббисты пытаются сейчас протащить через парламент. И который должен будет, в случае их сомнительного успеха, подписать глава государства.

Речь идет о проекте Закона Кыргызской республики "О запрете охоты на некоторые виды животных в Кыргызской Республики" и справке-обоснованию к нему.

Наша редакция уже неоднократно писала о происходящем, и сейчас может произойти достаточно важное событие, которое покажет – насколько депутаты Жогорку Кенеша адекватны и понимают суть своей законодательной функции, насколько они способны оценивать юридическую сторону предлагаемых им законопроектов.

Мы говорим, конечно же, не о всех народных избранниках, а тех, кому выпала миссия принять или отклонить предлагаемый законопроект на основании справки-обосновании к нему.

Так, в понедельник, 14 января, в профильном парламентском комитете пройдет слушание по этому вопросу, где и будет представлен этот весьма сомнительный документ. Суть его, еще раз уточним – объявить мораторий на охоту, запрет на пользование на следующие виды животных до 2030 года. Речь идет о горном баране, архаре; горном козле – козероге, косуле, благородном олене – марале и кабане.

Давайте отбросим в сторону стенания по поводу того, что животных убивать – плохо.

Охота – чуть ли не базовый инстинкт человека. Благодаря ему он выжил. Это раз. Два. Нерегулируемые популяции диких животных также ни к чему хорошему не приводят. Более того, может погибнуть и все поголовье. И настоящие экологи, зоологи это прекрасно знают.

Но при этом особо подчеркнем, что сейчас мы говорим о законном, регламентируемом и контролируемом охотничьем деле. А не о браконьерах, которым что закон, что мораторий – как убивали без рамок и "тормозов", так и будут это делать…

Опять же, как мы уже неоднократно писали в материалах со ссылкой на членов НАН КР, экологов, только благодаря охотникам сохраняются популяции диких животных.

Собственно говоря, в большей степени именно охотничьи хозяйства, ассоциации и компании занимаются охраной охотничьих угодий, отслеживают изменение популяций проводя ежегодный учет животных и производят все необходимые биотехнические мероприятия. В конце концов, именно охотпользователи нанимают на работу и платят егерям, которые, например, разгоняют браконьеров, ведут работу с местными жителями о недопустимости бесконтрольного и незаконного отстрела и т.д. Почему это делают охотники? Во-первых потому, что это делать, по факту, больше и некому – у государства на все эти манипуляции денег нет. Во-вторых, охотники первые заинтересованные в том, чтобы популяции охонтичьих животных росли. И да. Охота – дело очень сложное с бюрократической точки зрения, строго регламентированное и затратное.

Но вот появляется "инициативная группа", которая предлагает на всей этой работе поставить крест. В прошлый раз – пару лет назад, с такой же инициативой выступал и Омурбек Бабанов. Теперь "говорящей головой" стал депутат Экмат Байбакпаев от (совершенно неожиданный поворот) фракции "Республика – Ата-Журт". Тогда Бабанову коллеги по парламенту отказали. Но, видимо, его однопартийцы решили не отказываться от идеи стать "спасителями краснокнижников".

Вот тут на помощь и пришла рабочая группа, которая и подготовила справку-обоснование для этого законопроекта о моратории. Только вот нюанс – в группе нет ни одного человека, способного предоставить адекватные, актуальные данные, заслуживающие внимания.

Пройдемся по списку. Помимо чиновников, которые, можем утверждать, имеют весьма отдаленное представление об охране окружающей среды, есть несколько активистов. Но и их опыт не внушает доверия. Например, небезызвестная Анна Кириленко, исполнительный директор экологического движения "БИОМ". Экологом г-жу Кириленко назвать можно с большой натяжкой. Максимум – экологической активисткой. О ее образовании ничего неизвестно, опыт работы – многочисленные НПО, проекты Фонда "Сорос", Фонда инициатив "Розы Отунбаевой" и т.д. и т.п. Основная ее направленность – безопасность образовательной среды. О каких-то научных изысканиях Кириленко в формате охотничьих процессов говорить не приходится.

Эмиль Джапарович Шукуров еще один член этой группы, кстати, географ. При всем уважении, но и почтенный профессор уже очень давно не был в горах и архаров давненько не видел. Даже и он не говорит о каких-то серьезных научных экспедициях.

Несколько консультантов и общественных советников депутатов, которые вообще непонятно, как попали в эту группу. Представители пары зарубежных фондов по охране окружающей среды – их участие понятно.

И – ни одного представителя охотничьих хозяйств или ассоциации. Их, несмотря на все попытки войти в эту группу, попросту не пустили. То образование не то (а у Кириленко – то?), то еще что-то…

Хотя, один человек, который себя таковым позиционирует, есть – Николай Задорожный. О нем мы уже писали в предыдущих материалах. В 2017 году был резко против введения моратория (отстаивал интересы охотников, как и положено председателю Союза охотников и рыболовов КР), а в 2018 году резко поменял свою позицию, стал ратовать за мораторий, также прикрываясь якобы "мнением охотничьей общественности". Только вот знают ли о об этом охотники, вопрос интересный.

Кстати, по неподтвержденным данным, Задорожный якобы продал принадлежавшие ему охотничьи угодья, но пройти конкурс и получить право на аренду новыми так и не смог. Ну и, собственно, с охотниками Задорожный предпочитает не встречаться, потому что объяснить свою позицию толком не может.

Может быть именно из-за такого вот состава этой группы и получился документ – справка-обоснование, с которой единственное, что можно сделать, выкинуть в мусорку?

Об этом, к слову, говорит и независимая юридическая экспертиза, имеющаяся в распоряжении редакции. СКАЧИВАНИЕ

Документ пестрит указаниями на откровенные ошибки, если не сказать нарушения при подготовке проекта Закона "О запрете охоты".

Если вкратце, то любой, кто поставит свою подпись или проголосует за этот законопроект, навсегда прослывет, скажем так, глупцом.

И вызвать гнев, например, Конституционной палаты Верховного суда КР, потому что законопроект натуральным образом может привести к ущемлению прав охотников и охотопользователей.

Или еще момент – все цифры, приведенные в законопроекте, никоим образом не подтверждены. Т.е., его инициаторы, по сути, просто взяли первые попавшиеся цифры и воткнули их в свой документ.

Приведем небольшой отрывок из заключения юристов:

"В справке-обосновании к законопроекту отмечается, что в пределах Иссык-Кульской и Нарынской областях преобладают группы не более 20 особей теке и архаров. На обследованной более чем 17 тысяч кв км средняя плотность теке и архаров не превышает 1 особи на кв. км. Это в 20 раз меньше нормальной плотности.

Отметим, что достоверность данных сведений должны быть подтверждены официальными справками или ссылками на них. Например, следовало бы указать, что со стороны какого органа и в составе каких лиц были проведены исследования, на основании какого решения или документа были проведены такие исследования…", ну и т.д.

И последнее. "В целом ведение запрета может не привести к ожидаемым результатам, создаст условия для проявления рисков возникновения коррупционных ситуаций в данной сфере".

Кстати, инициаторы частенько делают отсылку к опыту Кении (как же часто нас любят сравнивать с африканскими странами). Вот только забыли они указать, что опыт этот оказался крайне неудачным. Оставшиеся без охраны животные начали массово погибать – кто от рук браконьеров, которым что закон, что мораторий, кто от голода или болезней, кто стал жертвой нерегулируемой популяции. Популяции уменьшились на 70%. И на их восстановление необходимо как минимум 200 млн долларов.

Между прочим этот вопрос будет в ближайшее время обсуждаться на международном симпозиуме в США. Более того, "наш" мораторий тоже станет темой обсуждения. Вот только никто из Кыргызстана – ни инициаторы законопроекта, ни депутаты, ни чиновники, на эту конференцию не поедут. Ну да, а зачем…

Добавить ко всему сказанному можно вот какую информацию – чтобы свести популяцию на нет – понадобится от 5 до 10 лет. А именно это может произойти при одобрении моратория. А вот чтобы вернуть популяцию на уровень до введения моратория, понадобится от 50 до 100 лет. Ну и, опять же, колоссальные деньги.

Стоит ли такая жертва международных проектов "по охране окружающей среды", в которых, судя по всему, собираются продолжать трудиться инициаторы законопроекта и их лоббисты?

И большой вопрос – скажет ли президент Сооронбай Жээнбеков спасибо, если ему подсунут на подпись такой вот документ. А ведь, напомним, именно ему, главе государства, придется в конечном итоге подписывать закон.

В заключении добавим лишь, что реальной проблемой для диких животных, в т.ч. и тех, которые являются кормовой базой снежного барса, является нерегулируемый, бесконтрольный выпас скота на высокогорных пастбищах. Животные лишаются уже своей кормовой базы. Вот этим бы заняться уважаемым "экологам" и народным избранникам. Но, видимо, с реальными проблемами бороться намного сложнее, чем с мифическими угрозами.

ВБ

16x9.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Вы не авторизованы. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста, войдите.
Ответить в тему...

×   Вы вставили отформатированное содержимое.   Удалить форматирование

  Only 75 emoji are allowed.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Загрузка...