Драйзер

Бывший представитель Сооронбая Жээнбекова сбежала в Индию.

Оцените эту тему

Recommended Posts

sooronbai_jeenbekov.thumb.jpg.65c29362a39e4158fc39d76a929d3ead.jpg

Полномочный представитель предвыборного штаба президента Сооронбая Жээнбекова Надира Сатыгул кызы выступила с обращением к народу с правдой о файлах, способных послужить поводом для импичмента президента.

Напомним, что ранее на своей странице в социальной сети Facebook адвокат Нурбек Токтакунов заявил, что появились основания для импичмента президента КР, приложив к публикации файлы, которые якобы содержат информацию о кассе штаба Сооронбая Жээнбекова.

Теперь же уполномоченный по финансам Сооронбая Жээнбекова Надира Сатыгул кызы дала официальное подтверждение, что файлы подлинные и именно они стали причиной скандала вокруг якобы «черной кассы» предвыборного штаба.

 
Опасаясь за свою жизнь, она уехала в Индию. Об этом сообщила официальный представитель социально-демократической партии Кыргызстана (СДПК) Кундуз Жолдубаева.

Алмазбек Атамбаев в свою очередь заявил, что теперь ему понятно, почему именно в данный момент времени появился документ, в котором указаны расходы Сооронбая Жээнбекова. Об этом знала бухгалтер штаба. В связи с этим МВД начало проверку этих фактов.

https://ehokg.org/byvshij-predstavitel-sooronbaya-zheenbekova-sbezhala-v-indiyu/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Вы не авторизованы. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста, войдите.
Ответить в тему...

×   Вы вставили отформатированное содержимое.   Удалить форматирование

  Only 75 emoji are allowed.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Загрузка...



  • Сообщения

    • Сегодня, 24 августа, в 15:40 на участке "Головной водозабор" селе Кок-Таш Баткенского района близи госграницы собрались Просмотр полной статьи
    • «Очень красивая страна, которая все еще таит в себе множество секретов! И люди! Очень добрые и отзывчивые! Я влюбился в нее по уши!» Такие восторженные слова высказал на своей странице в Instagram блогер-путешественник из Казахстана Куват Болатов, недавно посетивший Кыргызстан. По его словам потенциал туризма в Кыргызстане очень высок. «Многие мировые ресурсы предрекают ему в ближайшем будущем туристический бум! Как это было ранее с Грузией», — считает Куват Болатов. Он уверен, что Кыргызстан особенно может быть интересен гражданам РК. «Однако казахстанцы в основном посещают только знаменитое озеро Иссык-Куль. Зато корейцы, голландцы, американцы, сингапурцы, израильтяне облюбовали и другие места», — добавил Болотов. За неделю ему с командой удалось посетить более шести мест, таких как: высокогорное озеро Кель-Суу, которое находится в приграничной зоне с Китаем, каньон Сказка, горячие источники «Алтын Арашан», Джети-Огуз, Барскоон и Иссык-Куль. А на юге страны открыли Радужные горы, которые казахстанец сравнил с Перу! 24.kg
    • Социал-демократическая партия Кыргызстана опубликовала открытое общение к Министерству внутренних дел и Генеральной прокуратуре КР. Обращение связано с аудиозаписью предполагаемого телефонного разговора между уже бывшим замминистра внутренних дел Курсаном Асановым и директором Кыргызского Национального музея изобразительных искусств Мирой Джангарачевой. Авторы постов в соцсетях указывают, что данный телефонный разговор состоялся ночью 7 августа 2019 года. Предположительно, речь идет об аудиозаписи, опубликованной на странице «Беспредел.kg». Ранее отмечалось, что сама Мира Джангарачева прокомментировала эту аудиозапись одному из отечественных СМИ. Приводим текст обращения СДПК: «Просим вас провести звуковую экспертизу телефонного разговора, мы же, в свою очередь, уведомляем вас о том, что мы уже направили данную запись, а также официальные записи и документальные фильмы с участием Миры Джангарачевой на международную экспертизу в иностранное государство для установления подлинности записи. На текущий момент просим вас допросить Миру Джангарачеву и Курсана Асанова по поводу телефонного разговора, и в случае подтверждения подлинности записи, возбудить уголовное дело в отношении Миры Джангарачевой по фактам подстрекательства к убийству, а также призывам к насилию. Мы понимаем, что Мира Джангарачева, как верный соратник строителей семейно-кланового режима Акаевых в Кыргызстане в период 1991-2005 гг., испытывает к Алмазбеку Шаршеновичу Атамбаеву особую неприязнь, как к главному борцу с семейно-клановыми методами управления государства. Мы строго подчеркиваем, что к Мире Джангарачевой ни в коей мере не испытываем отрицательных чувств и ни в коем случае не желаем ей плохого, однако, считаем, что такое поведение, а также отношение к человеческой жизни неприемлемо для госслужащего, тем более, такого ранга, как руководителя музея, который призван укреплять нравственный и моральный потенциал населения, особенно подрастающего поколения. Настоятельно просим вас провести следственные мероприятия и возбудить уголовное дело в рамках закона, иначе общественное мнение о том, что власти хотели физически уничтожить экс-президента Алмазбека Атамбаева будут укрепляться, а факт увольнения Курсана Асанова, не согласившегося с доводами Миры Джангарачевой, будут тому ярким подтверждением». april.kg
    • Когда Ангелина появилась на пороге нашей редакции, мужская часть коллектива на несколько секунд забыла о работе. 19-летняя красавица каждый день ловит на себе восхищенные взгляды. Несколько лет назад она поборола смертельную болезнь. Ангелина Гаранина честно рассказала, как справилась со страшным недугом и с его тяжелыми последствиями. "Перед началом интервью я бы хотела сразу сказать большое спасибо всем, кто мне помог. Восемь лет назад люди, которых я не знала, спасли мне жизнь. Будущее было на волоске. Спасибо всем, кто не остался равнодушен и помог, благодаря вам я жива", — сказала девушка, смахивая слезы с ресниц. — На вас часто обращают внимание? — Я заметила в нашем социуме неприятную особенность. Если человек хоть немного отличается от массы, его стараются либо оградить от общества, либо сделать максимально похожим на всех. Раньше мне не хотелось привлекать к себе внимание, чтобы избежать косых взглядов прохожих, я прятала свой, как мне казалось, дефект. Многие даже не знали, что у меня нет ноги, думали, что я просто прихрамываю, и все. Когда я начала рассказывать о себе в социальных сетях, некоторые знакомые, которых я знаю не один год, были ошарашены. Они не только не замечали того, что я хромаю, но даже не подозревали, что вместо ноги у меня протез. Сейчас я честно отношусь к своему состоянию. Мне больше не хочется казаться незнакомым людям тем, кем я не являюсь. Когда сняла "косметику" с протеза, на меня стали обращать больше внимания. Мне не все равно, как реагируют люди. Они могут смотреть, но каждый должен понимать, что есть культура вербального общения и нагло пялиться — просто некрасиво. В каждой стране к инвалидности относятся по-разному. В Питере, когда я зашла в автобус, мне даже не уступили место; в Германии много людей, которые тоже носят протезы, и там на это вообще не обращают внимания; у нас в Бишкеке ловишь на себе десятки взглядов, от которых не скрыться. — Расскажите, как вы лишились ноги. — Мне было 11, когда начала болеть нога, но, так как я занималась танцами, никто не придал этому большого значения. Когда боли усилились, обратилась в больницу. Врачи сказали, что у меня остеопороз. Мне наложили гипс, потом я случайно сломала ногу… Я не могла ходить, перелом не зарастал, врачи не понимали, что со мной. Родители не могли смириться с тем, что я просто прикована к постели. Они начали обращаться к другим специалистам. Примерно полгода понадобилось, чтобы выяснить, что у меня саркома кости. Если бы не злосчастный перелом, все было бы не так страшно. Опухоль проросла в мягкие ткани, и каждый день был на счету. Доктора вынесли свой вердикт: нужны срочная ампутация и лечение, иначе онкология победит. Мы обратились в несколько клиник, ответили специалисты из больницы Питера. Лечение там стоило огромных денег, у нас их не было. Сейчас я хочу сказать спасибо каждому человеку, который помог нашей семье. Мы обращались за помощью в фонды и различные организации. Было очень много добрых людей, которые помогали собирать деньги на мое лечение. Я помню, как попросила маму с папой только об одном — что бы я ни говорила на операционном столе, как бы ни плакала и ни просила оставить все как есть, они должны настоять на операции. Просто в больнице, где мы находились, многие отказывались от ампутации, жалея детей. Взрослые говорили, что химия убьет рак и такие жертвы не нужны. Я понимала, что у меня нет другого выбора, раковая опухоль уже проросла в мягкие ткани. На третий день после операции я взяла костыли и немного прошлась по коридору. Я была самой счастливой. Из-за адских болей я не вставала с постели больше шести месяцев, а теперь их не было. — Что далось сложнее всего? — Мне было всего 11 лет, я не думала, что рак может убить меня или что не проснусь после наркоза. Тогда мне не было страшно. Операцию я воспринимала как необходимость, чтобы выжить. Страшно мне стало во время химиотерапии. У меня проявились все осложнения, какие только возможны: постоянный стоматит, затем анорексия, выпали волосы, ресницы, брови. После третьего приема химии я посмотрела в зеркало и ужаснулась: от меня остались только кожа и кости, я не знала, смогу ли перенести еще одну процедуру. Все закончилось тем, что у меня случился анафилактический шок. Доктор сказал маме, что организм исчерпал все ресурсы, которые только могут быть. Еще одна химия просто убьет меня. На этом испытания не закончились. Протез подразумевает, что человек может передвигаться без посторонней помощи, но это было нереально. Искусственная нога не могла быть опорой. Меня постоянно сопровождали либо родители, либо друзья. И это далеко не все проблемы, которые доставил мне протез. Каждый день я в кровь стирала больную ногу. Просидеть больше 10 минут на стуле было испытанием. Болячки с каждым днем становились все больше, язвы разъедали кожу. Когда сидела на уроках, мечтала скорее прийти домой и обработать раны. — Первое время вы передвигались в инвалидном кресле. Насколько Бишкек подходит людям с ОВЗ? — Инвалидам-колясочникам невероятно сложно здесь. Им вообще тяжело в любом постсоветском городе. У нас нет пандусов, лифтов, одни лестницы. Люди с ОВЗ здесь просто выживают. Именно поэтому многие инвалиды предпочитают сидеть дома и редко трудоустраиваются. Помимо этого, они живут под постоянным психологическим прессингом. Когда ты в коляске, на тебя постоянно пялятся. Я помню, как на меня показывали пальцем и шушукались. Когда вспоминаю об этом, к горлу подступает ком. Даже сейчас, когда у меня появился хороший функциональный протез, сложности не закончились. В городе огромное количество лестниц, которые тяжело преодолевать. — Я читала, что хорошие протезы стоят, как квартира в центре Москвы, причем не одна… Это правда? — Они очень дорогие, это правда. Когда я получила протез, мне было 16, его помогла приобрести организация "Русфонд". Моя нога стоит очень дорого, как несколько квартир. Несмотря на высокую цену, протез будет работать не всю мою жизнь, а всего 6 лет. Многие полагают, что стоит лишь мне пожелать, чтобы пошевелились мои "железные пальцы", как они начнут сгибаться (смеется). Не верьте фильмам о Терминаторе. Протез помогает мне ходить, сгибается, и на этом пока все. Надеюсь, я застану то время, когда технологии дойдут до того, что цены на такие услуги снизятся, а их качество повысится. Я думала, что после операции и химии все трудности позади. Что нужно просто принять себя и жить с этим, но теперь приходится бороться со злейшей бюрократической машиной, которая готова пойти на все, чтобы раздавить тебя. Сейчас мне страшно из-за плохого отношения врачей — через несколько лет я могу остаться без искусственной ноги. Дело в том, что люди с инвалидностью регулярно должны подтверждать свою нетрудоспособность. Я не знаю, кто это придумал и для чего. Но когда тебе в 11 лет ампутировали ногу, кажется немного странным ежегодно доказывать, что твоя нога не выросла. Это не грипп, здесь сложно симулировать. На прошлой комиссии специалисты заявили, что раз у меня есть функциональный протез, я больше не вхожу в категорию людей со второй группой инвалидности, и меня перевели в третью. Как думаете, что объединяет потерявшего палец и девушку, которой ампутировали ногу? Одна группа инвалидности. Потом комиссия заявила, что у меня вообще не должно быть протеза, потому что по их документам он полагается только тем, у кого нога 6 сантиметров, а у меня 10. Но раз он у меня появился, то мне меняют группу инвалидности. В бумагах врачи должны были вписать, что по истечении срока протез нужно заменить на аналогичный предыдущему. Они отказались это делать. Последние их слова довели меня до слез: "Когда этот протез перестанет функционировать, получишь российский, как и все". Я понимаю, что, быть может, для комиссии выделять такие деньги из бюджета на протез кажется расточительством. Но так делать тоже нельзя. Не моя вина в том, что российские протезы больше похожи на инструменты для пыток. — В социальных сетях вы честно рассказываете о здоровье, проблемах и страхах, с которыми сталкиваетесь. Как на это реагируют люди? — Раньше я делала все, чтобы никто не догадался, что у меня нет ноги. Мне не хотелось, чтобы люди знали, что я хожу благодаря протезу. Так мне было спокойнее. Теперь я стала рассказывать о своей жизни, о том, что со мной произошло. Как мне, например, помогли добрые незнакомцы — собрали денег на дорогостоящую операцию или как абсурдно ведет себя комиссия по инвалидности. Я это делаю не для того, чтобы меня пожалели. Ну и, конечно, не намекаю на то, что проблемы других ничто по сравнению с моими. Это просто моя история. Оказывается, многие даже не знали, что такое протез и как он помогает инвалидам. Не знали, что можно сталкиваться с огромным количеством проблем и не утонуть в обидах и самопоедании. Раньше я мечтала быть врачом, но я не могу позволить себе активно перемещаться по городу во время учебы. Желание помогать во мне осталось. Я поступила учиться на психолога на заочное отделение. sputnik  
    • Депутат Дастан Бекешев всегда отличался откровенностью с журналистами. Он и на этот раз ответил честно на вопросы, даже на слишком острые. "Это клуб миллионеров", — улыбается Дастан Бекешев, рассказывая о жизни своих коллег в парламенте. Ему-то скрывать нечего: как признается нардеп, за 9 лет в Жогорку Кенеше он капитала так и не нажил. — Я читала ваши интервью и наткнулась на один момент. В 2008 году вы, будучи обычным госслужащим, заявили, что придете в стены Жогорку Кенеша как депутат, а над вами только посмеялись. И ведь понятно, почему! Говорят, за место в партийном списке платят от 100 тысяч долларов до 500 тысяч. — Сто тысяч? Да у вас старые данные! — Да? А сколько сейчас нужно заплатить, чтобы стать депутатом? — Думаю, за место в первой десятке не меньше 300 тысяч долларов. А вот потолок зависит от возможностей кандидата. Если человек имеет заводы-пароходы, то и ценник будет выше. Кроме того, с кандидата, который не известен общественности, могут чуть ли не миллион запросить. — Как парламентарии потом "отбивают" эти деньги? Зарплата у них всего-то 40-50 тысяч сомов — для кое-кого сущие копейки. — Люди идут туда не за заработной платой. Они рвутся в парламент, чтобы защитить свой бизнес. Считайте, что это плата за спокойствие. Не забывайте, что депутат также может постучать в двери любому министру или даже премьер-министру, а если есть особое желание, то и к президенту зайти. — Я слышала, что некоторые нардепы даже за зарплатой не заглядывают. — Нет-нет, зарплату все забирают. Абсолютно все, даже долларовые миллионеры. Наши олигархи настолько жадные, что выпрашивают у международных организаций деньги на заграничные командировки. Человек может позволить себе все, что угодно, а мучает бедных сотрудников ради авиабилетов! — А как вы попали в парламент при таких-то расценках? Вы же сами сто раз говорили, что из очень небогатой семьи! — Я прошел туда в 2010 году через партию "Ар-Намыс". Акылбек Жапаров (ныне депутат Жогорку Кенеша. — Прим. ред.) вместе с Феликсом Куловым (лидер партии. — Прим. ред.) решали вопрос, кого включить в партийный список, и вписали мою фамилию. Это произошло потому, что Жапаров к тому времени уже знал меня как активного человека. Никто с меня за это ничего не попросил. Спустя пять лет меня избрали вновь, уже через СДПК. Наверное, там изучили какие-то общественные рейтинги и включили меня в список. Все потому, что в Жогорку Кенеше я активно работал, а не сидел в ожидании, что какой-нибудь байкешка меня потом куда-то устроит. — Как-то вы признались, что, как только очутились в Жогорку Кенеше, быстро разочаровались в работе. — Ну да. Шел 2011 год, страна только что пережила серьезные потрясения — революцию, июньские события… Вроде, надо за дело браться, а в парламенте только и обсуждали: "А почему мне не дали служебную машину, а такому-то дали?". — Вот эти невероятные джипы, на которых ездит большинство нардепов, они от государства? — Нет, служебных джипов нет. Есть кадиллаки, которые нам подарил Китай в 2015 году. Я на таких не ездил, но, насколько знаю, они очень капризные и дорогие в обслуживании. Еще есть "Тойота Камри" — у меня как раз такая. Видимо, раньше ею как только не пользовались! Бедная машина, она в ужасном состоянии! Их закупали в 2007 году, но не на заводе, а почему-то из Дубая. Впрочем, ответ на этот вопрос знают Ташиев и Кельдибеков — именно они тогда участвовали в тендерах. — Вы какое-то время жили в одной из квартир, которые государство выдает депутатам. Какие они? — У Жогорку Кенеша есть более 30 квартир. Большинство из них расположено в многоэтажном доме, который построили в 2009 году. Жить там не очень приятно. Да, квартиры просторные — 107 квадратных метров. Однако там электрическое отопление, и зимой, когда отключают свет, становится невероятно холодно. При этом в холодное время года приходят счета за электричество в 12-15 тысяч сомов. Плюс надо оплачивать охрану и прочее. Гораздо дешевле снимать обычную квартиру, чем оплачивать депутатскую. — Депутаты получают уже отремонтированные квартиры? — Нет, ремонт надо делать самому. Все еще зависит от того, в каком состоянии жилье оставил очередной арендатор. Однако там постоянно что-то ломается и гуляют сквозняки. Если честно, дом построили очень некачественно. Слава богу, я там не живу. — Я слышала, там вообще никто из депутатов не живет, они отдают эти квартиры своим родственникам. — Раньше так и делали, а в 2015 году пошла популистская волна, чтобы распродать все депутатское, ненужное. После этого многие парламентарии отказались от жилья, и эти квартиры до сих пор пустуют. Впрочем, некоторые из них все же заняты, причем нардепами из фракции "Республика — Ата-Журт". Кстати, именно они в свое время и призывали всех отказаться от депутатских квартир. — Но, с другой стороны, все представляют нардепа одинаково — очень богатый человек с хорошей машиной и золотыми часами. Зачем ему зарплата и квартира от государства? — Из окна моего кабинета открывается вид на парламентскую парковку. Она заставлена джипами за 120 тысяч долларов, и людям кажется, что все депутаты сказочно богаты. Но на деле это не так: из депутатов около 30 живут обычной жизнью. Например, за 9 лет в Жогорку Кенеше я так и не обзавелся капиталом. Никто не может сказать, что Бекешев что-то там себе наворовал! Хотя за эти же 9 лет многие коллеги сумели в десятки раз увеличить свое благосостояние. — Как можно заработать на посту депутата? — Приведу пример. Помните историю с запретом казино? Есть разговоры, что изначально все это придумали не для того, чтобы что-то там запретить. Это был торг: "Либо мы этот законопроект вытаскиваем, либо вы нам платите определенную сумму". Я слышал от тех, с кого эти деньги требовали, но, естественно, доказать что-то очень сложно. — С 2015 года было два отклоненных законопроекта, от которых лично я брызгала ядом на парламент. Во-первых, не понимаю, почему депутаты в 2017-м проголосовали против запрета на охоту на животных, занесенных в Красную книгу. По мне это лицемерно — гордиться барсом и методично отстреливать его еду. Во-вторых, меня взбесило решение депутатов отсрочить запрет на производство некачественного бензина. По слухам, в парламенте у кое-кого нефтебизнес, но нам-то теперь остается ядами дышать! — Да, люди пытаются отстоять свои интересы, и у них это неплохо получается. Действительно, когда поднимался вопрос о низкокачественном бензине, активизировались те депутаты, кто почти никогда не выступал и вообще редко в зале ЖК появлялся. Причем они стали искать выходы на чиновников. Естественно, у них достаточно связей! Все понимают, что человек, имеющий миллионы долларов, рано или поздно пригодится. Что касается запрета на охоту, то и там заинтересованные люди неплохо побегали. В нашей стране большие деньги всегда побеждают мнение общественности. — Слушайте, но ведь это нелогично: нефтяной бизнес у нескольких депутатов, а против экологичного топлива проголосовали 59. Как так? — У нас там клуб миллионеров. Вы должны прекрасно понимать, что мы в любом случае друг с другом общаемся, чай пьем. Если же у тебя бизнес, то появляется еще больше точек соприкосновения: один депутат занимается топливом, другой — перевозками. Впрочем, я не знаю, почему люди так проголосовали. Возможно, у них есть свои доводы. — Наверное, в Жогорку Кенеше все между собой сроднились уже. — Да, все ходят друг к другу на мероприятия, женят детей или племянников. В парламенте много переплетенных родственных связей. Но все-таки политика — грязная вещь. Действительно грязная. Если вдруг сверху попросят против кого-то выступить, то люди начинают нападать толпой. Иногда могут даже перестараться, лишь бы показать себя хорошими. Только вчера нардеп пил чай в доме у какого-то человека, а сегодня с высокой трибуны обвиняет его во всех грехах: "А я ведь у него даже чай пил, а он вон каким негодяем оказался!". — А вы чувствуете себя белой вороной в клубе миллионеров? — Есть такие моменты. Например, кто-то предлагает: "А давайте на Новый год поедем в Швейцарию отдыхать!". И тут же 5-6 депутатов договорились, а ты полететь туда не можешь, потому что денег нет. — Они намеренно хвастаются своими деньгами? — Нет, обычно богатство принято скрывать, но в речи-то все равно проскальзывает. Да и страна маленькая: все друг про друга знают. — А почему все так? В Кыргызстане же есть учителя, врачи и профессора, а управляют им только бизнесмены? — С чего вы взяли, что среди учителей, профессоров и врачей все порядочные? Я читал книгу "Власть толпы" и вынес оттуда мысль: даже если мы приведем во власть самых порядочных людей, то, когда надо будет принимать решение, они все равно будут поступать как непорядочные. В парламент должны приходить менеджеры, которые могут легко разобраться в том или ином вопросе. Почему-то некоторые наши депутаты думают так: "Я же бизнес поднял, а значит, все знаю!". Проблема в том, что бизнес-то примитивный: купи-продай. — Получается странная ситуация: сами депутаты знают, у кого в парламенте какой бизнес. Народ, конечно, тоже знает. Все это знают, а по Конституции нардеп не может заниматься предпринимательской деятельностью… — Юридически все принадлежит супруге. А так да, у нас маленькая страна и все друг про друга знают. — Нередко вокруг ЖК разгораются скандалы. Например, когда депутат заявил что-то, не подумав, или совершил плохой поступок. Тут же общественность начинает укорять его, не стесняясь в выражениях. Скажите, это вообще имеет какой-то эффект или мы зря воздух сотрясаем? — Общественное мнение имеет огромное значение. Депутаты, оказавшиеся в такой ситуации, сильно переживают, иногда даже страдает их здоровье. Другое дело, что иногда информацию искажают намеренно. Например, у меня подобное произошло в 2016 году. Написали полную ерунду, что я хочу отобрать имущество у Общества слепых и глухих. И это после того, как мы раз за разом приумножили их собственность! Мне было так обидно, что я до сих пор не хочу заниматься подобными делами. — Какой свой законопроект вы считаете самым полезным для общества? — Я инициировал несколько поправок в Налоговый кодекс, и вот результат: в 2013 году от акциза на табачные изделия наш бюджет получал 800 миллионов сомов, а сейчас — около 6 миллиардов. Думаю, неплохо. Также хочу продвинуть еще один законопроект, но вокруг него уже много хайпа. Речь о декриминализации употребления и хранения определенного объема легких наркотиков. Люди думают, что это какой-то тупой наркоманский проект, но на самом деле он очень важен. Я знаю несколько человек, которые когда-то работали милиционерами. Они рассказывают, что для сотрудников органов правопорядка поймать пару парней с коноплей — это реальный бизнес. Вы поймите правильно, я никого не призываю пробовать эту гадость, сам резко против наркотиков. Однако в Кыргызстане многие кто хоть раз да употреблял такое. И что, всех посадить? Насколько я знаю, за 100-200 долларов можно решить эту проблему с правоохранительными органами. Зачем нам лишняя кормушка для милиции и судей? — Я видела, как вы шли по городу, к вам подходили люди, что-то говорили. Не раздражает такое внимание? — Нет, конечно! Проще надо быть. Может, именно из-за этого у нас такое плохое отношение к депутатам. Ну кому понравится, когда народные избранники выслушивают о проблемах народа, сидя в машине за 120 тысяч долларов? Еще и ходят с охраной, будто кто-то их тронет. Да кому ты нужен?! Этого депутата и так знать никто не знает, а за ним еще и амбал семенит. На самом деле очень сложно быть богатым, когда остальные бедные. Я представляю, сколько человек их ненавидит. Сейчас у бывших высокопоставленных чиновников богатства отбирают, а все радуются. — Много шума наделала ваша фотография, где вы в футболке с изображением Райыма Матраимова. Что там было? — Это придумали активисты вместе с Ширин Айтматовой. У нас с ней дружба, не основанная на деньгах. Мы встретились, она показала футболку, и я сказал, что хочу поддержать. Правду в лицо в этой стране опасно говорить, а тут хотя бы карикатура. Я надел футболку, и началось. — Мне кто-то говорил, что вы потом открестились от этого, сказали, что вас подставил помощник и вы его за это даже уволили. — Такие слухи были. Я решил подшутить и написал в соцсетях, что уволил своего помощника. А потом добавил, что увольнять не буду, потому что его папа принес мне барашка. Как это можно всерьез воспринимать? — Как думаете, каким будет следующий парламент? — Вообще-то я не люблю говорить пессимистичные вещи, потому что это сразу отбивает желание что-то делать. Руки опускаются. Правда — это такая дурацкая вещь, которая всех раздражает. Но все-таки… не надо ждать парламента, который будет лучше. Не будет лучше. Однозначно. sputnik
    • В Бишкеке столкнулись два автомобиля — внедорожник Toyota Surf и легковая машина Toyota Yaris, сообщила пресс-служба Управления обеспечения дорожной безопасности (УОБДД) столицы. Просмотр полной статьи
    • Интересный пост опубликовал на своей странице в социальной сети Facebook адвокат Нурбек Токтакунов. Он задался вопросом: «А существует ли Сооронбай Жээнбеков?» Приводим текст его сообщения: «Почему у меня странное ощущение, что Сооронбая Жээнбекова не существует? Вот, например, один сайт сообщает о  егов с энергетиками. Цитирую: «Энергосектор нуждается в безотлагательных реформах, а жители в городах и регионах страны должны быть обеспечены бесперебойной электроэнергией. ...Обсуждены меры по укреплению энергетической безопасности страны, реформированию энергетического сектора, подготовки к предстоящему отопительному периоду. Сооронбай Жээнбеков отметил важность бесперебойного электроснабжения сфер экономики, субъектов предпринимательства, обеспечения резерва мощностей. Подчеркнул необходимость укрепления сотрудничества с сопредельными государствами по вопросам совместного и рационального использования водно-энергетических ресурсов». То есть, по сути, ничего не сказал, кроме общих слов. Примерно такие же фразы он произносит на любых встречах. Встречаясь с судьями, он скажет о важности справедливого суда и необходимости бороться с коррупцией. На встрече с милицией, он скажет о необходимости милицейской реформы и борьбы с преступностью. Из-за этого у меня складывается ощущение, что такие слова может выдавать простенькая программа, созданная малоопытным программистом. Может его не существует?» april.kg
    • В 2019 году республиканским бюджетом на сектор образования предусмотрено 29,3 млрд сомов, из них 74,8% направляется на з Просмотр полной статьи
    • Древние рецепты кыргызов, о которых вы ничего не слышали. Блюда и сладости, которые готовили наши предки, вы можете приготовить прямо сегодня дома. Просмотр полной статьи