admin

"Наша дочь умерла в 16.15...". Отец обвинил врача в убийстве своего ребенка

Recommended Posts

2018-06-14_10-26-37_740606.jpg

Некто Асылбек перечеркнул труд своих высокопрофессиональных коллег. Отец задал несколько неприятных вопросов врачам и властям

Скандалы в перинатальном центре №4 города Бишкек происходят с регулярным постоянством. Так, в августе прошлого года там умерла роженица. В итоге сиротами остались один трехлетний ребенок и появившиеся на свет близнецы. В марте 2018 года пациенты обвинили в гибели ребенка врачей, не оказавших своевременно помощь беременной женщине. Итог – гибель ребенка. Не прошло и полгода – новая смерть.

Причем, речь идет не только о квалификации врачей-неонатологов, но и о несоблюдении ими даже элементарных норм гигиены, обязательных для реанимационных отделений. Историю о случившейся трагедии в стенах перинатального центра поведал на популярном форуме "Дизель", пользователь под ником "Econom".

Стиль автора сохранен полностью.

"11 июня 2018 года в 4 роддоме мы потеряли нашу доченьку. Родилась она раньше срока, 29 недель, по экстренным показаниям – эклампсия. Высокое давление у мамы сбить не смогли и решили, что нужно срочно делать кесарево сечение.

Операцию сделали очень хорошо. Спасибо огромное Жамиле Мариповой - врач от бога!

Ребенка поместили в детскую реанимацию, в кювез. Вес ребенка 1,275 гр. - 3 стадия недоношенности.

Что сразу не понравилось, то это разговоры с врачами-неонатологами. Это заранее запугивание всевозможными последствиями, суть которых сводится к следующему: если и выживет ребенок, то все равно будет инвалидом, да и шансов на выживание очень мало. Это человеческим языком, врачи же "сыпят" терминами. Делается это специально - идет психологическая подготовка родителей к тому, что если будет что-то не так, то вас предупреждали. Я понимаю, что гарантий в таких делах никто не может дать, но можно это делать как-то более тактично, разговаривать на "человеческом" языке, без обилия терминов? Не у всех высшее медицинское образование! Да и не стоит так запугивать, и так очень тяжело.

Но это, пожалуй, единственный минус, возможно и субъективный взгляд, через призму наших эмоций и тревог. Коллектив неонатологов в отделении – профессионалы. У ребенка взяты были все анализы, показатели для этого срока были в норме, никаких воспалительных процессов и инфекций обнаружено не было. Началась борьба за жизнь девочки.

На 3 день нам сообщили, что у ребенка случилось кровоизлияние в желудочек мозга. О том, что это может произойти, нас предупреждали. На этом сроке 28-30 недель у 80% таких детишек происходит такое из-за незрелости сосудов, а вот после 32 недель такая вероятность всего 2%.

Разница всего в 2 недели и такая страшная статистика.

Кроме того, у ребенка появилось кровотечение из ЖКТ, перестала работать перильстатика кишечника. Но, слава Богу, кровотечение удалось остановить. Жизнь ребенка была как на качелях, то надежды наши росли, то мы впадали в отчаяние.

Далее у ребенка началась инфекция всего организма (сепсис). Как попала инфекция в организм, четкого ответа мы не получили. Назывались возможные варианты. Но это можно понять: не все же стерильно: – воздух, пеленки, 100 процентов нельзя обработать все инструменты и прочее. Много ли ребенку надо в таком ослабленном состоянии?

Ребенок лежал в кювезе весь в проводах, трубках, питание ему уже давали капельным путем. Мы молились, заглядывали врачам в глаза, фактически жили возле отделения, уезжая только на поиски необходимых лекарств, препаратов и т.д. Главный вопрос теперь был один – есть ли ШАНС? Врачи отвечали, что шанс небольшой, но есть, делаем все, что можем.

Так прошло 5 долгих дней. С понедельника, когда родилась наша доченька, до пятницы. А вот суббота и воскресенье у врачей выходные. В эти дни были незнакомые нам дежурные врачи, по виду стажеры, все без бейджиков. Суббота прошла без изменений, врач сдал ребенка в таком же состоянии, как и получил по смене.

А вот в воскресенье 10 июня увиденное повергло меня в шок!!! С утра я приехал к ребенку. Мне сказали, чтобы в палату я не входил, т.к. приехал вызванный хирург и будет осматривать ребенка Дверь в палату была открыта, там были в униформе новый дежурный врач и еще один мужчина в пыльных сандалиях, уличной одежде, без халата, который копошился у открытой кювезы с моим ребенком. Меня аж затрясло.

Хотелось закричать – это же реанимация!!! Вы что творите??? Когда они вышли, этот "доктор" представил мужчину, как приходящего хирурга. Я готов был убить обоих сразу же в коридоре. Как можно в таком виде допускать кого-то к ребенку? После увиденного, я не уверен, что он даже руки обработал перед осмотром. Преодолев в себе естественное желание схватить их за грудки, я попросил их описать ситуацию.

Дежурный "доктор" что-то промямлил про тяжелое состояние ребенка. Бейджика у него не было, потом мне сказали, что зовут его Арсланбек. Из его невнятных, путаных обрывочных фраз я понял только одно - он сам ничего не знает, не вникал и ему нужно чтобы дежурство прошло гладко. Я не стал устраивать скандал, рассудив, что моя вспышка гнева может ребенку навредить. С очень тяжелым предчувствием беды я уехал из отделения.

Во второй половине дня мы с женой вновь приехали в отделение, зашли в палату, где находилась наша девочка, но там лежал другой ребенок! Сердце наше остановилось… Бросились искать персонал. Выяснилось, что девочку переместили в другую палату. Причину никто не смог сказать, "доктора" Арсланбека не было в отделении.

Дисплей на кювезе, который показывает данные влажности, температуры воздуха, температуры тела был отключен. На вопрос: почему не работает кювез – был получен ответ: "А ей жарко стало, мы отключили!!!" Даже я, не медик, понимаю, что есть режимы температуры и влажности, которые должны поддерживаться непрерывно!!! У ребенка нет терморегуляции. В кювезе создаются максимально благоприятные условия для жизнедеятельности ребенка! Я забил тревогу.

Тогда меня стали убеждать, что на самом деле все работает, просто не показывает дисплей.

Сказали, ждите доктора. Примерно через полчаса появился "доктор" Арсланбек. На вопросы – по какой причине переместили ребенка, был получен ответ – а там аппарат ИВЛ лучше! А тому ребенку, которого положили там, аппарат можно и "хуже"? И вообще, как аппараты могут быть хуже или лучше? Они или в рабочем состоянии или нет!

"Почему отключен дисплей?", "Работает ли кювез сейчас в нужном режиме для ребенка?". Когда стали разбираться, он ушел в палату, вернулся и сказал, что "Дисплей заработал!", т.е. кювез был действительно не подключен и не работал в нормальном режиме.

Мне стало страшно, я не знал, и до сих пор не знаю, сколько в таком режиме пробыл ребенок, для чего "доктор" проявил такую "самостоятельность", но я понял, что ШАНС у моего ребенка он отнял.

Утром в понедельник мы были уже в отделении. "Доктор" сдавал смену пришедшим врачам. Состояние ребенка ухудшилось до критического, лицо отекшее, один глазик заплывший. Сказали, что ребенок перестал самостоятельно мочиться и этот "доктор" поставил ей катетер. Как только я это услышал, я думал, что потеряю сознание – как он, не знающий элементарных правил дезинфекции, с полным отсутствием логики в действиях, явно со знаниями ниже уровня среднестатистической медсестры мог поставить катетер такой крохе???

Весь ужас его воскресного дежурства калейдоскопом мелькал у меня перед глазами. "доктор" стоял и что-то "блеял", сдавая врачам отчет по нашей девочке. Теперь понятно, почему я пишу слово "доктор" только с маленькой буквы и в кавычках?

Неонатологи сказали, что сделают, что смогут. Примерно в 16.30 мы подъехали вновь в больницу, на крыльце увидели "доктора", который увидев нас отвернулся и сделал вид, что разговаривает по телефону. Поднялись в отделение, зашли в комнату, где лежала наша доченька, на том месте уже в кюзете лежал другой ребенок. Наша дочь умерла в 16.15.

Весь удар разговора с нами приняла на себя заведующая отделением. "доктора", естественно, не было.

Мы не стали делать судмедэкспертизу, похоронили нашу роднульку на следующий день. Во-первых, не хотелось, чтобы резали нашу кроху, ковырялись в ней. Во-вторых, в нашей системе доказать непрофессионализм оказания врачебной помощи и халатности практически невозможно, т.к. круговая врачебная порука. "Сегодня я скажу, что коллега совершил ошибку, а завтра меня "сдадут" свои же".

Для чего я это тогда все написал? Первая причина, это личная: поговорить с Арсланбеком мне уже вряд ли удастся. Арсланбек, надеюсь, что до тебя дойдут эти строки, передадут коллеги или знакомые.

Очень хотелось тебе задать эти вопросы, глядя в глаза. Но ты показал уже истинное свое лицо, и наверняка начнешь прятаться.

Но, если бы я тебя увидел, то спросил:

1. У тебя самого то дети есть? Ты их когда-нибудь терял? Ты когда-нибудь опускал гроб со своим долгожданным малышом в могилу??? Ты перечеркнул труд всех своих коллег, начиная с гинеколога, которая вела всю беременность, труд врачей реанимации, куда поступила моя жена и где ее пытались нормализовать, чтобы продлить беременность, труд акушерской бригады, проведшей блестяще операцию, спасавшей жизнь маме и ребенку, недельный труд всего коллектива отделения реанимации новорожденных. Всех!!! Одним свои дежурством!!! Ты отнял у ребенка Шанс на жизнь.

2. Зачем ты вообще шел в медицинскую профессию? Ты понимал, что не можешь там учиться, ты разводил сессию за сессией, получил диплом доктора, не обладая минимальными знаниями, пролез в роддом работать, считая, что надо там крутятся большие деньги и надо быстрее отбить затраты на диплом. Сколько еще жизней детей уйдет на тот свет, если ты будешь продолжать дежурить самостоятельно? Может, тебе стоит задуматься, и уйти из медицины? Займись другим делом, уйди на стройку, таксуй, занимайся чем хочешь, но уйди из медицины. Хоть горя никому приносить не будешь!

Вообще, же проблема намного глубже. И такие арсланбеки, это лишь верхушка айсберга нашей медицины. Все начинается с мединститутов, где "учатся" и получают дипломы неучи, поддерживаемые толстыми кошельками родителей.

Преподаватели, ставя экзамен в зачетку студенту за деньги, подумайте, а если завтра на хирургическом столе окажется ваш ребёнок, внук, близкий человек? Вы что творите?!!! Деньги вы с собой в могилу не заберете!!!

Врачи-профессионалы, в каждом вашем коллективе работает такой Арсланбек. Вы знаете, что он неуч, что он не врач, но вы оставляете их на самостоятельные дежурства, операции. Именно с вашего попустительства происходят такие вещи! Вы не боретесь за чистоту в своих рядах, за честь белых халатов. Неужели вам уже все равно??? Что толку тогда в вашем профессионализме, если арсланбеки его сводят на нет?

Чиновники, вы прекрасно знаете о сложившейся коррупционной схеме. Позвольте вас спросить, а где вы собираетесь лечиться? Ну, понятно, за границей. И детей там же рожаете. Но могут быть в любой момент такие ситуации, когда вы в экстренном порядке окажетесь под скальпелем арсланбека, или окажетесь в реанимации во время его дежурства. Не страшно? Что на том свете будете делать со своими деньгами? Какое здравоохранение вы оставите своим внукам, правнукам?".

ВБ

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Вы не авторизованы. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста, войдите.
Ответить в тему...

×   Вы вставили отформатированное содержимое.   Удалить форматирование

  Only 75 emoji are allowed.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Загрузка...



  • Сообщения

    • 20-летняя Алина студентка одного из бишкекских вузов. По ее словам, до этого она три года присматривала за детьми в России вместо того, чтобы учиться в школе. Она ездила в Россию во время летних школьных каникул: - Это была многодетная семья. Потом я смотрела за ребенком, которому не было и года. Было очень трудно. Жизнь в городе отличается от сельской. Каждый день звонила родителям, скучала, но потом привыкла. Исследовательская компания «Пикир изилдоо лабораториясы» опросила свыше 200 девушек. В ходе изучения стало известно, что многие девушки отправляются в миграцию в подростковом возрасте, чтобы помочь родителям с материальной точки зрения. По данным исследования организации, 60 процентов опрошенных респондентов сообщили о психологическом давлении и 30 процентов о сексуальных домогательствах. Руководителем исследования, которое называется «Нежная сила миграции», является социолог Гульнара Ибраева. По ее словам, подавляющая часть девушек начинает самостоятельно зарабатывать деньги, при этом все они лишаются доступа к образованию:

      - По данным исследования, 12-13-летние девочки уже вовлечены в процессы внутренней и внешней миграции. Интересно, что в основном в трудовой миграции больше подростков девушек, чем мужчин. Девушки обычно быстрее адаптируются, хозяйственные и гибкие. Также все сэкономленные деньги, а может и всю зарплату, они отправляют родителям. Но будучи детьми, какое воспитание они дают другим детям? Руководитель ОО «Альянс по репродуктивному здоровью» Галина Чиркинаотмечает, что такие сложные обстоятельства в подростковом возрасте могут оказать негативное влияние на будущую жизнь. По ее словам, в принимающих семьях девушки-мигрантки могут подвергнуться психологическому давлению:

      - Они могут недосыпать, недоедать, что может сказаться на психологии. Бывают случаи, когда они подвергаются сексуальным домогательствам или насилию. Многие боятся об этом говорить. Скрытые концы остаются тайной навсегда. Такие процессы оставляют неизгладимое впечатление в сознании подрастающих девушек. 

      В настоящее время неизвестно, количество выезжающих за границу на заработки несовершеннолетних девушек. Специалисты отмечают, что в основном на работу девушек приглашают родственники или знакомые родителей для работы нянькой или домохозяйкой. Девушки почти все заработанные деньги отправляют родителям. Представитель Госслужбы миграции Улан Шамшиев отметил, что использование труда несовершеннолетних незаконно как в Кыргызстане, так и в России:

      - Количество выезжающих за границу несовершеннолетних детей составляет 17 процентов от общего числа. Большинство из них выезжает для получения образования, по причине смены места жительства или с родителями. Мы не можем предоставить информацию об их трудоустройстве. Потому что в Кыргызстане и в России использование труда несовершеннолетних является незаконным. В свое время в Жогорку Кенеше поднималась инициатива об ограничении выезда за границу для молодых девушек, но поддержку постановление парламента так и не нашло. Выступавшие против отмечали, что такая инициатива ограничивает конституционное право человека на свободу передвижения. Несмотря на это, есть депутаты, считающие, что необходимо вводить изменения в Конституцию по этому вопросу. Один из них депутат от фракции СДПК Торобай Зулпукаров: Торобай Зулпукаров - Мы пробовали решить этот вопрос. В соответствии с постановлением Жогорку Кенеша, мы планировали запрет на выезд девушкам в возрасте до 18 лет, потом с согласия родителей. Но постановление не было принято, потому что противоречит Конституции и ценностям демократии. Учитывая права человека и безопасность, нам необходимо вносить изменения в Конституцию. Кроме того, нужно проводить разъяснительную работу на местах. В 2016 году убийство 13-летней Айганыш в Екатеринбурге вызвало резонанс. Девушка была вынуждена уехать на заработки, чтобы расплатиться с кредитом родителей. Российские правоохранительные органы сообщили, что девушка замерзла. Азаттык
    • Кыргызстанка пожаловалась на врача и его любовницу, из-за халатности которых ей ампутировали конечность. 52-летняя жительница Кара-Балты Карина Хусанова поделилась с Vesti.kg жуткой историей о том, как поход к нынешним врачам может привести к инвалидности. - В 2014 году, до поездки в Турцию, я сделала себе педикюр, - начала она свой рассказ. - По приезде домой я увидела, что у меня посинел палец на левой ноге. Решила обратиться в больницу - ОТБ Жайылского района. Заведующий хирургическим отделением Анарбек Ниязов выявил у меня сахарный диабет. После этого я в течение трех лет лечилась у него. К концу лечения в больнице появилась сотрудница-хирург по имени Нурай, с которой у моего лечащего врача завязался роман. Однажды у меня произошла стычка с этой Нурай Осмонбековой. После чего она стала заявляться ко мне в отдельную палату. Сидела, ела там. Она буквально жила там, в ординаторской. На операции заявлялась в пьяном виде. Об этом знало все отделение. Вот такая у нас «дружеская» была обстановка. Ниязов перестал менять мне медикаменты. А нам, «сахарникам», нужно постоянно менять антибиотики. В итоге хирург решил выписать меня раньше положенного срока со словами: «У вас все отлично». После выписки Карина Жалаловна вновь начала испытывать невыносимую боль в ноге. - У меня началась гангрена пальца, - продолжила собеседница. - Я вновь пришла к Ниязову с жалобой на бесконечные боли. Он опять начал уверять меня в том, что у меня все отлично. На мой вопрос о том, почему у меня белеет нога, в ответ я услышала: «У вас некроз, надо резать ногу». Я недоумевала, как хирург мог допустить такую ситуацию. Говорю ему: «У меня температура под 40, а я бесконечно к вам хожу в таком состоянии». После чего меня опять положили в эту больницу. Пациентка перед операцией узнала не самую приятную новость. - Мне назначили операцию, - говорит Хусанова. - Пребывая в тяжелом состоянии, я 4 часа сидела в палате. Ко мне никто не приходил. «Любовница» хирурга сказала мне дословно: «Отмокай». Врачи лишь отправляли ко мне медсестер, которые в свою очередь потом передали мне суть разговора вышестоящих сотрудников. Нурай Осмонбекова, оказывается, сказала медсестрам: «С Хусановой бесполезно что-либо делать, потому что у нее сахарный диабет». В течение этих 4 часов моя нога действительно начала мокнуть... Я начала нервничать, испытывая невыносимую боль. Разозлившись на врачей, я пошла в ординаторскую. Там вижу следующую картину: мой хирург Ниязов Анарбек дремлет на диване, а рядом, улыбнувшись, сидит Нурай. Я поинтересовалась у нее, почему мне не оказывают должного внимания, если я исправно плачу деньги, кормлю их и делаю им подарки. Явно не для того, чтобы слышать такие слова? По словам пострадавшей, после произошедшего разговора Анарбек Ниязов «отомстил» ей за проявленную грубость в отношении Осмонбековой. - После этого разговора Ниязов мне отомстил, - заявила она. - Я больше 15 дней там находилась. Саму операцию решили провести не в операционной, как положено, а в перевязочной. На операцию пришел молодой анестезиолог, который сделал мне передозировку наркоза. Он «ковырял» мне ногу под общим наркозом. Во время проведения операции у врача начался приступ эпилепсии и он упал. Никто не мог продолжить нормально операцию, потому что медсестра-профессионал, которая могла зашить ногу, уже ушла. В итоге операция завершилась. Я очень долго приходила в себя. После операции пациентка плохо себя чувствовала, после чего сын решил забрать ее из этой больницы. - Сын увидел мое состояние и попросил меня выписать, - вспоминает она. - Сам же врач вновь сказал, что у меня все хорошо. Дома ночью мне стало плохо, трижды приезжала скорая. Сотрудники скорой помощи сделали мне обезболивающие уколы и сказали, что меня нужно срочно увозить в национальный госпиталь. В той больнице меня осмотрел врач и сказал, что кость левой ноги уже сгнила, и предложил ампутировать конечность. Я отказалась. После Национального госпиталя Карина Жалаловна обратилась в Чуйскую областную больницу, где ей, по ее словам, спасли жизнь. - Меня сын потом увез в Чуйскую областную больницу, - продолжает она. - Осмотрев мою ногу, врач сообщил, что у меня началась интоксикация. Значит мой организм отравился из-за сгнившей кости левой ноги. Хирург сказал, что меня нужно спасать. Он провел операцию, но левую ногу пришлось ампутировать по колено. В результате я получила инвалидность второй группы. На данный момент я нахожусь дома, в Кара-Балте. Сейчас хожу с протезом. Пострадавшая обратилась в правоохранительные органы, но не нашла там поддержки. - Я потом обратилась в правоохранительные органы и в Министерство здравоохранения, - вспоминает она с досадой. - Сотрудники госорганов приехали с директором ОТБ Жайылского района ко мне домой. Болот Майканов, директор Кара-Балтинской больницы, уверял меня в том, что со мной это случилось из-за сахарного диабета, мол, хирург Ниязов якобы ни при чем, его вины и халатности здесь нет. Сотрудники органов, видимо, были в сговоре с директором больницы. В завершение своего рассказа Карина Жалаловна повторила, что в результате халатного отношения врачей ОТБ Жайылского района она стала инвалидом второй группы. На данный момент потерпевшая находится дома. Передвигаться ей отныне придется с помощью протеза. kabarlar
    • Искен Качкинбаев лучше всех знает секреты красоты и молодости кыргызских женщин, да и не только женщин. Нынче и мужчины заглядывают в кабинет врача, среди них можно встретить довольно известные фамилии в политике и госуправлении. По словам доктора с 23-летним стажем, ежегодно он помогает избавиться от комплексов тысяче пациентов, дает им надежду на улучшение жизни, а некоторым даже открывает путь к успеху, меняя им лицо, объем груди, ягодиц, выпрямляя ноги... Бывают случаи и посложнее, когда приходится выступать в роли Создателя и менять пациенту пол. Пластический хирург Искен Качкинбаев рассказал "24.kg" о недовольстве кыргызстанцев своим внешним видом и новых стандартах красоты. — Искен Каримович, какие виды пластических операций популярны в Кыргызстане? В Кыргызстане этот вид операции тоже самый популярный. Пациенты хотят, чтобы ресницы были большими, желают иметь более открытый взгляд. Это операция не на кожу, а на подкожную жировую клетчатку верхних век. Скажем так, это хирургическое вмешательство на будущий взгляд человека. За этой операцией следуют уже все остальные виды: подтяжка кожи лица, шеи, коррекция формы носа, ушных раковин, пластика и имплантация молочных желез, имплантация ягодиц, голени. — За формированием европейского века к вам обращаются в основном девушки? — Возрастная категория разная: есть и подростки, и девушки постарше, приходят и женщины в зрелом возрасте, говорят, что всю жизнь мечтали об открытом взгляде. Однажды пришлось делать пластику век 79-летней бабушке. Апашку привели дети, так как верхние веки закрыли глаза. В этом случае операция была продиктована необходимостью. Но в основном приходят, конечно, молодые, так как думают, что, изменив внешность, будут не только красивее, но и успешнее. Хочу подчеркнуть, что пластические операции проводят на здоровом организме ради эстетических целей. Если человек хочет изменить внешность, то менять ее надо в лучшую сторону. Многие делают ставку на то, что после похода к пластическому хирургу изменится не только внешность, но и жизнь. Могу сказать, что у большинства качество жизни действительно меняется. — А в каких случаях вы отказываете в операции? — Слышал, что про меня говорят, будто я часто отговариваю пациентов от операции. Если бы уговаривал, то был бы похож на молодого врача, которому не хватает опыта и сам хочет сделать операцию. Поэтому я действительно часто отговариваю. Мы же сначала беседуем, узнаем причины и цели человека. — Какая операция для вас является самой сложной? — По изменению пола. Она представляет сложность не только в техническом, но и в психологическом плане. Ты выступаешь в роли самого Создателя и не только меняешь внешность, но и самого человека. Девушка превращается в мальчика, а мальчик в девушку. — Часто ли кыргызстанцы меняют пол? Ваши пациенты потом не пожалели о своем решении? — Я провел две такие операции. Показанием для них были генетические нарушения у пациентов. Они на самом деле были людьми противоположного пола. Оба не передумали. Насколько мне известно, мужчина женился, а девушка вышла замуж. — При изменении внешности на кого из знаменитостей хотят быть похожими местные женщины? — Есть, конечно, такие пациенты, которые требуют сделать им лицо Анжелины Джоли и еще чей-то нос. В основном требуют сделать лицо той или иной зарубежной звезды, из местных пока никого не ставили в пример. Фото из личного архива Искена Качкинбаева. Во время имплантации молочных желез Но все зависит от исходной анатомии человека. Если пациент хоть чуть-чуть похож на кого-либо, усилить сходство, в принципе, можно. Сделать абсолютную копию, конечно, не получится. — Есть постоянные пациенты, которые все время что-то меняют? — Некоторые делают серию омолаживающих операций. Например, когда пациент делает пластику верхних век, понимает, что справился лишь с их нависанием, а потом приходят на удаленин грыж нижных век. Затем убираем морщины со лба. Но таких случаев, чтобы пластика вошла в привычку, нет. Иначе представьте: я прооперировал 16 тысячи человек, и все они будут ходить ко мне всю жизнь? Нет, 99 процентов пациентов довольны результатом и не возвращаются. Ко мне приходят люди разных социальных слоев, у них разный род деятельности. Этим летом во время отпуска очень много было клиентов из разных стран, это наши соотечественники, проживающие за рубежом, и иностранцы, приехавшие из Арабских Эмиратов, США, Канады, Германии и Франции. — Косметология, пластическая хирургия — это сейчас не только женское дело, но и мужское. Сколько процентов ваших пациентов составляют мужчины? — Мужчин не так много, где-то 10 процентов. Основные проблемы, которые их беспокоят, — это торчащие уши, поломанный нос и возрастные изменения. — С какой целью мужчина омолаживается? — По разным причинам. Вот недавно пришел человек лет 48. Он поздно стал отцом. Говорит, что ребенок просит его не приходить в детский сад, там его принимают за дедушку. Он тоже видит, что отцы у всех 25-летние пацаны, вот и комплексует. — А наши политики, госчиновники что меняют? Наверное, наплыв политиков приходится во время выборов? — В первую очередь они не политики, а люди. Для меня обычные пациенты. Они тоже стареют. Я не спрашиваю, каков повод их визита, узнаю их желание, и дальше ведем работу. Они делают вполне стандартные операции, в основном это касается возрастных изменений на лице: верхние веки, грыжа нижних век, подтяжка лица. — Пластический хирург — сейчас популярная профессия. У вас много учеников? — Из года в год это направление в хирургии становится все более популярным. Если 20 лет назад только 10 процентов студентов хотели стать пластическими хирургами, то сейчас более 50 процентов желают работать в этом направлении. Но здесь одного желания мало, нужны старание, знания, умение и талант. Без таланта, если человек не предназначен для этой профессии, ему придется очень трудно. Научить, как резать, как зашивать, как разметку делать, конечно, можно. Но как выстроить отношения с пациентами, знать их психологию, совершенствовать навыки не всем дано. Многие думают, что это коммерческая хирургия. Нет, это самая настоящая медицинская операция. Фото из личного архива Искена Качкинбаева. С учениками — Вы сказали, что к вам приезжают пациенты из-за рубежа. Это свидетельствует о качестве отечественной пластической хирургии или о приемлемости цены? Уровень местной хирургии очень высок. Наша школа очень сильная. — Еще 17 лет назад это было только началом обучения, а через 10 лет стало обычной рутинной работой. Сегодня наши разработки котируются в Казахстане, Узбекистане. В нашем отделении мы описали новую классификацию азиатских век. Мы делимся своим опытом: вот 1 ноября поеду в Майами, буду делать доклад на Всемирном конгрессе пластических хирургов.
    • В Бишкеке прошел третий благотворительный показ детской одежды, в котором в качестве моделей выступили дети с синдромом Дауна. Первый подобный показ состоялся в июне 2017 года. «Октябрь — это месяц повышения осведомленности о синдроме Дауна. Мы решили рассказать о нем таким образом, показав наших детишек. А сами дети после таких мероприятий обретают уверенность в себе», — сказала основатель ОФ «Сантерра» Дина Эшалиева. Дети, действительно, чувствуют себя на подиуме намного увереннее, чем год назад. В этот раз к совсем маленьким присоединиись и подростки. «Сантерра» — сообщество, объединившее семьи и людей с открытыми сердцами для помощи в развитии, социализации людей с синдромом Дауна, где родители могут получить всю информацию о патологии. Помимо показа состоялись торги — лотами стали работы солнечных детей. 24.kg    
    • По словам зоологов, среди хищников подобное происходит не часто. Просмотр полной статьи
    • Как уехать легально в Германию, найти работу и получить высшее образование и как привыкнуть к немецкому быту. Об этом лучше всех знает Гульбара Орозова. Она живет здесь уже 20 лет. Из них 15 лет руководила и координировала федеральные и региональные пилотные проекты по интеграции мигрантов. Сейчас Гульбара возглавляет две компании, одна из них поддерживает мигрантов. Она предлагает услуги в сфере иммиграционного консалтинга и курсов немецкого языка. Компания помогает с устройством на работу в немецких фирмах и организациях, на учебу, также дает советы по запуску легального бизнеса в Германии. В этом году Гульбара подписала соглашение с КГМА и ассоциацией «Замандаш». Она поможет нашим мигрантам легально трудоустроиться, а студентам — продолжить учебу в Германии. — Часто ли к вам обращаются соотечественники за помощью с обустройством в Германии? И что они просят? — В неделю два-три соотечественника обращаются за консультацией по вопросам миграции и поиска работы. Чаще всего это медики, которые хотят работать в Германии. Немало заявок от врачей-кыргызов, работающих сейчас в России. Фото Из личного архива Гульбары Орозовой. С мэром города Билефельда Питом Клаузеном — А вы сами когда и как уехали в Германию? — Я приехала сюда в 1998 году по приглашению немецкого профессора Рихарда Гратхоффа для участия в совместном научном проекте в университете Билефельда. До этого я работала в Институте социологии Российской академии наук и участвовала в конгрессах и научных проектах немецкого университета. Потом получила приглашение от профессора и уехала с семьей. — Значит, были уже трудоустроены... А как прошел период адаптации? — Я чувствую себя хорошо практически в любом уголке планеты, я человек мира. Поэтому адаптация в Германии тоже прошла спокойно. Профессор Гратхофф и новые немецкие знакомые очень помогали. Даже соседка по дому пришла с улыбкой, познакомила с дочерью, ровесницей моего сына, повела в группу ползающих лялек. Там я познакомилась с другими молодыми мамами и практически сразу влилась в классические бюргерские будни. Фото Из личного архива Гульбары Орозовой. С коллегами К тому же у меня была закалка, так как сразу после школы я уехала учиться в Москву. Тогда я сильно тосковала по своей семье. В Москве прожила почти 12 лет. — После Москвы с акклиматизацией в Германии не было особых проблем? — Германия оказалась более сырой. Билефельд — рекордсмен по сырости, здесь дождей в год не меньше чем у приморских городов благодаря Тевтобургскому Лесу, который тянет всю влагу из Гольфстрима и Скандинавии к себе. За три первых летних месяца в Германии солнце видели только пару недель. Но бывают и исключения. Например, это лето началось чуть ли не в апреле и длилось до сентября. Жара здесь тяжелая, и переносится она сложнее, чем кыргызстанская. Из-за высокой влажности ощущаешь себя как в сауне. — Если учитывать «кыргызскую пунктуальность», что изменилось за эти годы в вашем поведении, сознании, понимании, то есть насколько вы стали немкой? — Я бы не стала обобщать кыргызов. Я выросла в очень пунктуальной и ответственной атмосфере. Моя мама вырастила нас так, что мы умеем организовывать наше время, не опаздываем и приходим вовремя. Для меня было чудно, когда надо было договориться за неделю, чтобы дети могли вместе поиграть на улице. Тогда календарь моего ребенка был расписан жестче, чем мой. Но потом у сына появился друг, наполовину венгр, с которым он мог встречаться без предварительных договоренностей. Своих друзей-немцев я постепенно приучила быть спонтанными: без предупреждения вытаскиваю погулять или приходим в гости. Фото Из личного архива Гульбары Орозовой. С немецким писателем Владимиром Каминером и директором Интернационального кинофестиваля короткометражных фильмов Детмольдом Левентом Арсланом Еще один интересный момент: если вас пригласили на кофе, то это будет реально кофе, может, еще чай и пара печенек. Ни в коем случае не ждите перегруженного от еды стола. К себе зову всегда на ужин, не на кофе. Как известно, немецкие семьи общаются не так тесно. Они собираются только на большие праздники, например, на рождественские или пасхальные, а также на дни рождения. Кыргызам это трудно понять. А вот немцы никогда не поймут, как можно жить несколькими поколениями вместе в одном доме. Одна моя знакомая немка-домохозяйка в 48 лет развелась с супругом, сказала выросшим дочерям, что с нее хватит, они самостоятельные и она никому помогать не будет. Ее дочь, которая была на последних месяцах беременности, была в шоке. Эта знакомая пошла учиться рисованию, стала жить так, как она мечтала пару десятилетий назад, и была счастлива. В Кыргызстане мало кто бы ее понял. — Многие наши соотечественники, которые уехали в Германию по разным программам, получают высшее образование. Можете рассказать о стоимости обучения? — Мой сын тоже студент. Он учится в Боннском университете. В Германии высшее образование в государственных учебных заведениях бесплатное, только в вузах Баден-Вюртемберга платное для иностранных студентов (около 15 тысяч евро за семестр). Я же живу в Северном Рейне-Вестфалии, у нас бесплатно. Фото Из личного архива Гульбары Орозовой. С сыном Улукбеком К сожалению, многие путают оплату обучения с семестровым взносом. Это около 280-300 евро в семестр, и этот взнос включает полугодовой проезд в городе и окрестностях, где находится вуз, а часто и проезд на региональных поездах. Это большая экономия, так как проездные на месяц по городу стоят больше 60 евро. А одна поездка по окрестностям — около 30 евро. Плюс в этот взнос входит пользование вузовскими столовыми, где цены намного ниже, чем в кафе и ресторанах, библиотекой и спортивной программой. Поступить можно, если вы окончили немецкий учебный предвузовский колледж или после одного-двух курсов учебы в некоторых кыргызских вузах. Для подачи документов существует специальная единая система uni-asist. До этого надо проверить, кодируется ли ваш вуз в немецкой системе, на сайте anabin. — Наши соотечественники, окончившие немецкие вузы, могут потом найти работу по специальности в Германии? — Наши соотечественники находят работу в Германии, даже с кыргызским и другим образованием, главное, чтобы ваш диплом приняли и вы были хорошим специалистом. Я работала в вузовской системе, НКО, частных фирмах, хотя безработных немецких социологов не счесть. С немецким дипломом легче трудоустроиться, после окончания вуза дают годовую визу на поиски работы в Германии. — В каких сферах трудятся кыргызы в Германии? Можно ли гордиться их достижениями? — Кыргызстанцы трудятся в разных сферах, я знаю лично много хирургов, мои знакомые работали в экономическом и менеджерском направлениях. Знаю соотечественников-музыкантов, успешных гандболистов. Самый известный кыргыз в Германии — Чингиз Айтматов. Немцы среднего и старшего возрастов как услышат про Кыргызстан, начинают беседу о «Джамиле» и «Плахе». И я очень горжусь родиной, соотечественниками, Айтматовым и его творчеством. Всегда приятно, когда в повседневном общении немцы, знакомые или встречавшие кыргызов, хорошо отзываются о наших, о Кыргызстане. — Во что инвестируют кыргызские мигранты в Германии? — Насколько я знаю, многие покупают недвижимость и автомобили в Германии и Кыргызстане. Я инвестировала в мои фирмы, дополнительное образование и развитие. — Чего вам не хватает в Германии? — Мне не хватает родных, высоких гор, вкусных продуктов. Готовлю блюда кыргызской кухни, но вкус не тот, что у нас. Фото Из личного архива Гульбары Орозовой. Во время занятий парусным спортом Много путешествую, в том числе регулярно бываю в Кыргызстане и купаюсь на Иссык-Куле, гуляю, хожу в походы, воспитываю племянников и всех детей, которых нам отправляют. Вы же знаете, у кыргызов даже некровные близкие друзья как родные. И за это тоже я люблю Кыргызстан. 24.kg  
    • Камеры видеонаблюдения зафиксировали как стрелок зашел в здание, оставил взрывное устройство, привел его в действие, а затем начал расстреливать студентов и сотрудников колледжа. Просмотр полной статьи
    • Девушка выполняла акробатический номер на полотнах и, не удержавшись, упала на арену. Просмотр полной статьи
    • Ремонтные работы затронут Бишкек, Ново-Покровку, Маевку и другие села Посмотреть полностью.