Драйзер

В Туркменистане хлеб продают по паспорту, а в очередь за мукой записываются за месяц вперед.

Recommended Posts

111.jpg
В государственных магазинах Ашхабада очереди за продуктами увеличиваются с каждым днём, торговля осуществляется с внутренних дворов. В областях хлеб продают по паспорту, а в очередь за мукой записываются за месяц вперед. Об этом сообщают корреспонденты радио «Азатлык» в Туркменистане.

«Толпы людей стоят с утра до вечера. Вчера вечером шёл домой стояла толпа у «Милли Маркета» по проспекту Туркменбаши. Утром иду на работу опять толпа, как будто не расходились. Все основные продукты в дефиците, сахар, мука, растительное масло, но люди в эти дни стоят в основном за сахаром», - сообщил 15 июня ашхабадский корреспондент.

По информации независимого издания «Альтернативные Новости Туркменистана» (АНТ) в государственных продовольственных магазинах Ашхабада на взрослого человека отпускают по 1 килограмму сахара и по 10 яиц. «Детям продукты не отпускают. Продавцы говорят, что если начать продавать детворе, то родители станут забирать своих детей из садов и на каждого приобретать дефицитные продукты», - отмечает издание.

Как сообщают корреспонденты в областях Туркменистана, во многих регионах муки нет в продаже. В частности, жители Дашогуза для приобретения нормированного властями количества муки вынуждены ожидать своей очереди в течение месяца.

«В Дашогузе муки не найти. Сейчас жители для того, чтобы купить муку по 3 килограмма на человека записываются в очередь за месяц вперед, но муку почти не привозят. Жители велаята в очень тяжелом положении, на рынке зерна нет, кукуруза и джугара подорожали до 13 манатов за килограмм. Люди обращаются в администрацию, но кроме пустых обещаний им ничего не говорят», - сообщает корреспондент Азатлыка в Дашогузе.

По его словам, из-за дефицита муки многие пекарни в регионе приостановили свою деятельность, перестали выпекать и продавать хлеб.

«Даже частные предприятия из-за отсутствия муки перестали продавать хлеб. В Болдумсазе в одни руки продают только по одному хлебу, который привозят из Ашхабада. Хлеб продают только местным жителям, приезжающим из соседних районов не дают, отпускают строго по паспорту», - отмечает корреспондент Азатлыка.

Вместе с тем, дефицит и значительный рост цен на продукты питания в Туркменистане наблюдается на фоне резкого скачка стоимости доллара «на черном рынке». В последние несколько дней стоимость американского доллара в отношении к туркменскому манату на «черном рынке» продолжает меняться и на данный момент, по некоторым данным, демонстрирует снижение. Как сообщил корреспондент Азатлыка, утром 15 июня в Дашогузе доллар США нелегальные торговцы не продавали, но покупали по 13 манатов. В начале июня курс доллара на «черном рынке» достиг исторического рекорда. Доллар продавали с рук по 29 манатов.

Официальный курс ЦБ Туркменистана, установленный в 2015 году, остается неизменным на уровне 3.5 манатов за 1 доллар США, а обмен наличной валюты в Туркменистане, согласно распоряжению правительства, с января 2016 года запрещен.
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Вы не авторизованы. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста, войдите.
Ответить в тему...

×   Вы вставили отформатированное содержимое.   Удалить форматирование

  Only 75 emoji are allowed.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Загрузка...



  • Сообщения

    • Своему безработному родственнику он оформлял лицензии на золоторудные, известняковые и другие месторождения Кыргызстана Посмотреть полностью.
    • Инвесторы обещают обеспечить кыргызстанцев высокооплачиваемой, квалифицированной работой Посмотреть полностью.
    • ОАО "Электрические станции" объявило повторный тендер Посмотреть полностью.
    • Читатель VB.KG сообщил, что на пропускном пункте затор бензовозов Посмотреть полностью.
    • "Нет времени ждать, и мы должны действовать незамедлительно, чтобы защитить детей от любых форм насилия", - говорится в обращении Юкиэ Мокуо Посмотреть полностью.
    • Обращение президента в связи с Международным днем борьбы с коррупцией Посмотреть полностью.
    • Мэр Суракматов не намерен поднимать тарифы на проезд в городском транспорте. Посмотреть полностью.
    • Американский фигурист Тимоти Ледук уронил партнершу Эшли Кейн с двухметровой высоты, не удержав ее на руках. Просмотр полной статьи
    • Российская журналистка Анастасия Валеева родилась и выросла в подмосковном городе Жуковском, окончила МГУ и работала на НТВ, как она говорит, еще на том канале, до Болотной. В Кыргызстан приехала преподавать дата-журналистику. И признается, что в республике нашла новых друзей. — Расскажите, как вы оказались в Кыргызстане? — Всегда отвечаю, что занесло. В последний год перед приездом в Кыргызстан жила на чемоданах. Я была тренером по дата-журналистике и переезжала из страны в страну. К этому времени закончила образовательные программы за границей и искала, где осесть. С одной стороны, была свободной, с другой — хотелось чего-то долгосрочного. Внутри назрел свой проект, хотелось его применить, думала вернуться в Россию — и тут попала в Кыргызстан в июле 2017 года с тренингом. После него пригласили в АУЦА преподавать дата-журналистику. Фото из личного архива Анастасии Валеевой. Со студентками факультета журналистики и массовых коммуникаций АУЦА после экзамена Человек, который много путешествует, когда приезжает в какую-то страну, ее как бы примеряет, понимает, сможет остаться в ней или нет. Я почувствовала, что в Кыргызстане бы пожила. Когда уезжала после первого тренинга, знала, что не все еще поела, посмотрела, что есть люди интересные, с которыми я бы хотела пообщаться, поэтому с радостью вернулась. — Что такое дата-журналистика и в чем ее отличие? — Как правило, это поиск историй в статистике, но это как раз очень мощно. Когда училась в Германии после ухода с телевидения, признаться, не знала, чем хотела заниматься. В Европе посещала разные конференции, и одна из них была как раз по дата-журналистике. Это важно, потому что они касаются большинства людей. В такой журналистике мы говорим «каждый третий недоедает, один из пяти не получает достаточного образования». Мы начинаем говорить о структурных изменениях, о систематических проблемах в обществе. — Вы сказали, что как путешественник примеряете на себя страну, в которую приезжаете. И как Кыргызстан? — Он разный. Для меня Кыргызстан делится на летний и зимний. Летом абсолютный кайф: море фруктов, безумно красивая природа, жара меня не смущает. Сам Бишкек достаточно удобный. Есть пробки, но все равно. Мы были в Баткене в феврале-марте. Нас очень гостеприимно принимали, были в ресторане, чуть ли не лучшем в городе, а в нем туалет на улице. И ты понимаешь, что в таких условиях люди живут. — А что удивило в столице? — Есть слова, которые ко мне прилипли через достаточно короткое время, — «оказывается» и «получается». Можно опаздывать, что-то сдвигать или во время встречи уже изменить договоренность. Это может играть как за, так и против тебя. Я сама до конца не уверена, и если нужна четкая договоренность, я десять раз повторю. Но и ты сам подвижен в своих договоренностях. А «получается», что никто не готовится заранее. — Напоминает что-то в Бишкеке о родном Жуковском? — Да, очень сильно. Ощущение, что Бишкек — мой родной Жуковский, только в десять раз больше и десять лет назад. Они постоянно выясняют какие-то правила друг с другом. Много ларьков, салонов красоты, рынков. Я чувствую себя как дома. — Любимое место в Бишкеке появилось? — Орто-Сайский рынок. Когда мне плохо, захожу через центральный вход, иду по главному проходу. Меня просто успокаивают число людей вокруг и товары. Жизнь, которая происходит на улице. Ты как будто соучастник, ты чувствуешь ее темп, тебя это успокаивает. Потом я иду обратно и уже начинаю покупать. Фото из личного архива Анастасии Валеевой. Вместе с соратницей Алтынай Мамбетовой во время хакатона по журналистике данных — Национальная кухня нравится? — Всегда говорю, что любимое блюдо бешбармак. Потому что оно одно из немногих кыргызских блюд, насколько я знаю. Все шутят, что тут мясо и тесто. Да, мясо вкусное. Потом узнала, что оно не совсем безопасное, потому что нет сертификации. Но самое вкусное мясо и рыбу я ела здесь. — А есть что-то, что боитесь попробовать? — Да, глаза барана. Хочу и боюсь. — Вы написали в Facebook, что хотели бы побывать на кыргызском тое. Получилось? — Да, как раз вчера я побывала на тое. Много раз от знакомых слышала рассказы о них. Через какое-то время поняла, что живу уже год в Кыргызстане, а меня еще никто на той не позвал. У меня был полный спектр впечатлений — незнакомые люди меня очень гостеприимно приняли. Участвовала в конкурсе, в беге наперегонки. В какой-то момент поняла, что лидирую. Подумала, а это нормально, что я, гостья, посторонний человек, первая? Сбавила немного скорость, но ведь это гонки, подумала, и поднажала. В общем, я выиграла. Влетаю в толпу гостей, незнакомых мне, они дают мне приз — мантышницу. — Тои проходят в основном на кыргызском языке. Было сложно с пониманием происходящего? — Чтобы лучше понять кыргызов, культуру, традиции, обязательно надо побывать на тое. Ты знаешь какие-то вещи: иерархичность общества, уважение к старшим, но, будучи на тое, ты это лучше прочувствуешь. Вечер проходил на кыргызском. Что-то я сама понимала, конкурсы, например. Что-то мне переводили. Знакомый, который пригласил меня и еще одного иностранца на той, сидел рядом. В общем, приняли нас как своих. — Кстати, недавно вы поменяли свое имя в Facebook на Настя Зухра кызы. С чем это связано? — Мы отмечали мой день рождения, и последний тост друзья сказали на кыргызском, что я стала своя, и они забывают, что я приезжая. «Короче, ты уже не Настя Валеева, а как папу зовут? Ты уже Анастасия Владимир кызы», — сказали они. Мама, увидев, что я сменила имя в Facebook, посоветовала не валять дурака и вернуть все, как было. — Мама читает вас в соцсетях? — Конечно. У нас договоренность: она не комментирует все подряд, но все читает. Фото из личного архива Анастасии Валеевой. На датафесте в Тбилиси — Как отнеслись родители к тому, что вы уехали в Кыргызстан? — Я сейчас и забыла, каким мне представлялся Кыргызстан. Перед поездкой, конечно же, читала о стране. Тогда были иски к «Занозе», думала, «ух ты, как давят свободу слова». Но сейчас вижу, что нет сильного давления, можно писать много того, что думаешь. И ни цензуры, ни самоцензуры не наблюдаю. Свобода нереально окрыляет. Казалось бы, это такая ценность немонетизированная, но она очень важна. Люди говорят: «Да, есть проблемы, но мы все это переборем». Есть ощущение, что общество готово и хочет жить лучше, а главное, верит, что мы будем жить лучше когда-то. И это привлекает. — В Кыргызстане еще где-нибудь, кроме столицы, были? — К сожалению, мало где была. Летом даже на Иссык-Куль не смогла вырваться — работы много. Каракол, Баткен, Ош, Ала-Арча и Чункурчак — вот и все, где побывала. Летом хочу съездить на озеро Сон-Куль. Еще на пару лет планирую остаться точно. Фото из личного архива Анастасии Валеевой. В ущелье Ала-Арча — Что очаровало при знакомстве с местным населением? — Наличие четких общественных правил. Это чувствуется в маршрутке, когда заходишь, идет оценка примерного твоего возраста. Если самая старшая женщина, уступают место. — Что не понравилось? — Качество работы. Мне кажется, что азиатская мягкость, расплывчатость проявляются и в качестве работы. Очень редко вижу, что люди изо всех сил стараются сделать все классно. — Что бы вы изменили в Бишкеке? — В Бишкеке есть определенный хаос, но в этом его прелесть. Сложно представить город без него. Однако было бы классно, если бы движение стало более безопасным. Но это я не могу изменить. В моих силах помочь медиа стать качественными, чтобы они соревновались друг с другом. 24.kg